LEKTsII_po_temam_1_2_3_Vvedenie_i_proch



ВВЕДЕНИЕ

Раздел 1. Брестская церковная уния: история и современность

Введение в предмет

Определение понятия УНИЯ. Богословская оценка восстановления христианского единства посредством унии. Исторические примеры уний (Лионская – 1274, Флорентийская – 1439) и их судьба, современное состояние униатских церквей в мире, их место в развитии православно-католического диалога в последние два десятилетия. Философское осмысление Брестской церковной унии.

 

Определение понятия УНИЯ.

Слово «уния» на всех европейских языках означает «союз, объединение, единство» и, применительно к церковной проблематике, используется для обозначения единства Церкви как некоего идеала, к которому призваны стремиться все христиане; или для обозначения некоторых конкретных исторических попыток отдельных поместных Церквей соединиться с римо-католической церковью (Лионская уния, Ферраро-Флорентийская уния, Брестская уния и т.д.).

Надо сказать, что на уровне теории православные и католики согласны во мнении, что единство Церкви, если угодно – уния, – дело благое, к которому следует стремиться и искать пути к его достижению. Проблемы начинаются тогда, когда мы переходим от теории к практике.

Во-первых, как Православная, так и католическая Церковь утверждает, что именно она является той Церковью, которую основал Господь наш Иисус Христос, а потому возврат к единству возможен лишь путем присоединения к Православной Церкви (как говорят православные) или к католической (как утверждают католики).

Во-вторых, рассмотрение конкретных исторических примеров осуществления разного рода уний весьма болезненно воспринимается православной стороной, прежде всего по той причине, что все без исключения случаи уний носили характер восстановления христианского единства в лоне католической церкви, а не Церкви Православной. Все эти случаи, с точки зрения православных богословов, были связаны с отступлением от веры Единой Нераздельной Церкви эпохи Вселенских соборов.

 

 

Богословская оценка восстановления христианского единства посредством унии.

Если мы говорим об исторических примерах разных уний, то надо сказать, что все они явились результатом основанных на компромиссах договоров, подобных межгосударственным договорам. В наиболее общем смысле компромисс состоял в том, что вступающая в унию православная сторона принимала без каких-либо изъятий католическое вероучение и канонически подчинялась римскому первосвященнику; католическая сторона соглашалась на сохранение у униатов восточного богослужения, женатого духовенства и тех церковных традиций, которые не противоречили католической догматике.

Здесь сразу бросается в глаза неравнозначность такого компромисса для договаривающихся о церковной унии сторон. Восточной стороне оставлялось второстепенное. Западная же сторона приобретала главное – отказ восточных от своего вероучения и каноническое подчинение части восточных христиан папе. Такой подход уже сам по себе вызывает недоумение.

Но этого мало. Встает вопрос: а насколько оправданы попытки восстановления христианского единства посредством основанного на компромиссах договора? Христианское единство можно обнаружить в процессе диалога между полнотой Церквей Восточной и Западной. Этого до сих пор не произошло, всем очевидны различия в догматике и пути спасения между католицизмом и Православием. В условиях, когда и православные, и католики хранят твердую приверженность своей доктрине, максимум чего можно достичь путем переговоров – это договориться о взаимном признании и уважении, об отказе от прозелитизма. Не более. Если же одна из сторон уступает, отказывается от своего пути ко спасению, то это может говорить лишь о том, что по какой-то причине эта сторона ослабла. Ведь экклезиологически здоровая христианская община не помышляет о подчинении кому-либо, она сама миссионерствует, несет миру Истину в том виде, в каком она ее понимает. Отсюда следует, что теоретически уния, основанная на компромиссах, не может быть средством восстановления церковного единства. Она может лишь расколоть более слабую сторону на тех, кто согласен на унию и тех, кто остается приверженцем собственной христианской традиции. Уния может лишь создать в среде восточных христиан большие или меньшие по численности маргинальные католические общины. Действительно, известные нам исторические унии заключались не между полнотой Восточной Церкви и Римом, а между Римом и одной из частей Восточной Церкви, а иногда и частью одной из частей Восточной Церкви, как это произошло в случае Брестской унии. Все известные нам унии подписывались не в результате религиозной неудовлетворенности восточных христиан, а под давлением политических обстоятельств, о чем мы будем говорить ниже. Они нигде не привели к полному слиянию одной из Поместных Православных Церквей к единству с католичеством.

 

УНИАТСКАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ Р-К ЦЕРКВИ. СОСТОЯНИЕ СОВРЕМЕННЫХ УНИАТСКИХ ЦЕРКОВНЫХ ОБЪЕДИНЕНИЙ.

Надо сказать, что Р-К церковь издавна ведет униатскую деятельность среди православных и других восточных христиан.

Первым и основным условием присоединения к Р-К церкви на началах унии, т.е. с сохранением прежнего обряда, является признание главенства римского папы над всей Кафолической Церковью. Главенство мыслится при этом не только как право папы пользоваться титулом «главы Церкви» или «наместника Христа», не только как возглавление Церкви на правах председательствующего в лике епископов, или как право на руководящую роль или как относительное преимущество власти, а как единоличная власть над Церковью в духе догматических конституций первого и второго Ватиканских соборов, следовательно, как полнота власти, коей безапиляционно подчинена не только вся организационная сторона жизни церковной, но сама церковная мысль. Признание такого главенства папы над Церковью делает, конечно, излишним разговор о признании отдельных догматов. Вот почему, проводя униатскую деятельность среди христиан непапистов, деятели Р-К церкви в основу ее кладут признание «примата» папы. В прочих богословских вопросах римо-католики готовы проявлять известный либерализм, лишь бы этот либерализм не наносил ущерба вышеуказанной идее главенства, понятого по римо-католически. В вопросах канонического строя и обычаев также признается широкая самостоятельность восточных церквей, но опять-таки под этим условием.

В настоящее время существует 22 так называемые восточнокатолические церкви. Восточнокатолические церкви — это поместные католические церкви, использующие в церковной жизни один из восточных литургических обрядов. Восточнокатолические церкви находятся в юрисдикции папы римского через Конгрегацию для восточных церквей — одно из отделений Римской курии, образованной в 1862 году в рамках Конгрегации по распространению веры (Propaganda Fide, ныне Конгрегация евангелизации народов), занимающейся миссионерской деятельностью Церкви. В 1917 году она была превращена папой Бенедиктом XV в автономную Конгрегацию.

 

Восточнокатолические церкви пребывают в полном вероисповедном и литургическом общении со Святым Престолом. Они пользуются собственным каноническим правом, отличным от принятого для Латинской церкви, в связи с чем, в их адрес часто применяется термин «Церкви своего права» (sui iuris). В 1990 году Апостольский Престол обнародовал Кодекс канонов Восточных церквей, содержащий нормы канонического права, общие для всех католических церквей восточных обрядов.

 

Согласно Декрету Второго Ватиканского Собора «Orientalium Ecclesiarum» («О Восточных Церквях»):

«Католическая Церковь высоко ценит установления, литургические обряды, церковные традиции и уклад христианской жизни Восточных Церквей, ибо в них, славных своей священной древностью, сияет Традиция, идущая от Апостолов через Отцов и составляющая часть нераздельного Богооткровенного достояния всей Церкви»

 

Ряд восточнокатолических церквей образовался после отделения от Древневосточных церквей и Ассирийской церкви Востока, и последующего заключения унии со Святым Престолом:

Отделившиеся от Ассирийской церкви Востока:

Халдейская католическая церковь

Сиро-малабарская католическая церковь

Отделившиеся от дохалкидонских древних восточных церквей:

Армянская католическая церковь

Коптская католическая церковь

Эфиопская католическая церковь

Сирийская католическая церковь

Сиро-маланкарская католическая церковь

 

Маронитская церковь не имеет аналога среди восточно-христианских церквей. В 1182 году марониты подтвердили свое единство с Римом, однако большинство маронитов считает, что они никогда и не прерывали общения с Римской Церковью. Тем не менее считается, что именно с этого времени марониты приняли католическую догматику и стали, таким образом, одной из Восточных католических церквей.

Восточно-католические церкви, отделившиеся от Византийской Православной Церкви:

Греческая католическая церковь

Мелькитская католическая церковь.

Украинская грекокатолическая церковь

Русинская грекокатолическая церковь

Румынская грекокатолическая церковь

Болгарская грекокатолическая церковь

Словацкая грекокатолическая церковь

Венгерская грекокатолическая церковь

Белорусская грекокатолическая церковь

Албанская грекокатолическая церковь

Российская грекокатолическая церковь

Хорватская грекокатолическая церковь (Крижевицкая епархия).

Македонская грекокатолическая церковь.

 

Надо сказать, что не заключала уний Итало-албанская католическая церковь византийского обряда, распространённая на юге Италии и изначально не участвовавшая в Великом расколе 1054 года.

СОВРЕМЕННАЯ СТРУКТУРА

По данным на 2014 год существуют 22 восточнокатолические церкви, из которых 15 придерживаются византийского обряда, 8 — других восточных литургических обрядов.

Александрийская литургическая традиция:   Коптская католическая церковь • Эфиопская католическая церковь

Западно-сирийский обряд:   Маронитская католическая церковь • Сирийская католическая церковь • Сиро-маланкарская католическая церковь

Восточно-сирийский обряд:   Халдейская католическая церковь • Сиро-малабарская католическая церковь

Византийский обряд:   Албанская грекокатолическая церковь • Белорусская грекокатолическая церковь • Болгарская католическая церковь • Венгерская католическая церковь • Греческая католическая церковь • Итало-албанская католическая церковь • Македонская грекокатолическая церковь • Мелькитская католическая церковь • Российская грекокатолическая церковь • Румынская католическая церковь • Русинская грекокатолическая церковь • Словацкая грекокатолическая церковь • Украинская грекокатолическая церковь • Хорватская грекокатолическая церковь

Армянский обряд:   Армянская католическая церковь

Общее число верующих превышает 17 миллионов.

 

Историческая территория распространения восточнокатолических церквей — Центральная и Восточная Европа, Ближний Восток, Индия и Северная Африка, однако в настоящее время из-за эмиграционного потока из этих регионов восточнокатолические общины существуют также в Западной Европе, Северной Америке и Океании. Во всех государствах, где распространены Восточнокатолические церкви (кроме Эритреи), структуры соответствующих церквей существуют параллельно с латинской иерархией. В ситуации, когда приходы восточного обряда слишком малочисленны, чтобы создать собственную постоянную структуру, они, как правило, подчиняются латинской епархии.

 

Церковная жизнь в восточнокатолических церквях управляется в соответствии с Кодексом канонов восточных церквей, обнародованным папой Иоанном Павлом II 18 октября 1990 года и обретшим силу закона 1 октября 1991 года. Согласно новому Восточному Кодексу, Восточнокатолические Церкви могут иметь статус:

патриархата (Халдейская, Армянская, Коптская, Сирийская, Маронитская и Мелькитская Церкви);

верховного архиепископства (Сиро-малабарская, Сиро-маланкарская, Румынская, Украинская церкви).

архиепархии (Эфиопская, Русинская, Словацкая)

епархии (Венгерская, Итало-албанская и др.)

апостольского экзархата (Российская, Греческая и др.)

 

Каждая из восточнокатолических патриарших Церквей возглавляется Патриархом. Он избирается синодом епископов данной Церкви и немедленно провозглашается и интронизируется, после чего испрашивает сопричастия (церковного общения) у папы римского. Патриархи, возведенные в достоинство кардинала, приравниваются к кардиналам-епископам, получая в качестве кардинальского титула название их патриарших кафедр.

 

Каждая из восточнокатолических верховно-архиепископских церквей возглавляется Верховным архиепископом. Он, так же, как и Патриарх, избирается синодом епископов своей Церкви. Но этот выбор синода Папа римский должен утвердить. И только после этого проводится интронизация Верховного Архиепископа.

 

Прочих различий между Патриархом и Верховным Архиепископом нет.

 

Католики византийского обряда называются также грекокатолики. В узком смысле термин применяется к католическим церквям, в которых богослужение совершается по византийскому обряду на греческом языке:

Греческая католическая церковь

Итало-албанская католическая церковь

Мелькитская католическая церковь.

 

В более широком смысле — также и к другим Восточным католическим церквям византийской традиции, богослужения в которых совершаются на других языках:

Украинская грекокатолическая церковь

Русинская грекокатолическая церковь

Румынская грекокатолическая церковь

Болгарская грекокатолическая церковь

Словацкая грекокатолическая церковь

Венгерская грекокатолическая церковь

Белорусская грекокатолическая церковь

Албанская грекокатолическая церковь

Российская грекокатолическая церковь

Хорватская грекокатолическая церковь (Крижевицкая епархия).

Македонская грекокатолическая церковь.

СВОДНАЯ ТАБЛИЦА

Церковь

Статус

Литургический обряд

Распространение

Предстоятель

Численность

Албанская католическая церковь

 

Апостольская администратура

 

Византийский

 

 

 

Албания

 

 

 

Хил Кабаши

 

 

 

3 749

 

 

 

Армянская католическая церковь

 

Патриархат

 

 

 

Армянский

 

 

 

Ливан, Турция

 

 

 

Нерсес Бедрос XIX

 

 

566 015

 

 

 

Белорусская грекокатолическая ц.

Болгарская католическая церковь

не определён

 

 

апостольский экзархат

 

Византийский

 

 

Византийский

 

 

Белоруссия, диаспора

 

Болгария

 

 

место вакантно

 

Христо Пройков

 

Около 10000

 

10 000

 

 

 

Венгерская католическая церковь

 

епархия и апостольский экзархат

 

Византийский

 

Венгрия

 

 

Фюлёп Кочиш

 

327 200

Греческая католическая церковь

 

апостольский экзархат

Византийский

Греция

Димитриос Салахас

6 025

Итало-албанская католическая церковь

две епархии и территориальное аббатство

Византийский

Италия

Донато Оливерио, Сотир Феррара

61 814

Коптская католическая церковь

Патриархат

Коптский

Египет

Ибрагим Исаак Сидрак

165 923

Македонская грекокатолическая церковь

апостольский экзархат

Византийский

Македония   

Киро Стоянов

11 266

Маронитская католическая церковь

Патриархат   

Западно-сирийский обряд

Маронитский   Ливан, диаспора

Бешар эль-Раи

3 381 733

Мелькитская католическая церковь

Патриархат   

Византийский

Сирия

Григорий III Лахам

1 651 500

Российская грекокатолическая церковь

апостольский экзархат

Византийский

Россия, Русский апостолат в диаспоре

место вакантно (ординарий Иосиф Верт)

более 30 общин

Румынская католическая церковь

Верховное архиепископство

Византийский

Румыния

Лучиан Мурешан

535 171

Русинская грекокатолическая церковь

архиепархия, автономная епархия и апостольский экзархат

Византийский

США, Украина, Чехия

Милан Шашик, Ладислав Гучко

486 627

Сирийская католическая церковь

Патриархат

Западно-сирийский

Ливан

Игнатий Иосиф III

266 461

Сиро-малабарская католическая церковь

Верховное архиепископство

Восточно-сирийский

Индия, США

Георг Аленчерри

3 893 334

Сиро-маланкарская католическая церковь

Верховное архиепископство

Западно-сирийский

Индия, США

Моран мор Баселиос Клеемис

438 387

Словацкая грекокатолическая церковь

архиепархия

Византийский   

Словакия

Ян Бабьяк

233 386

Украинская грекокатолическая церковь

Верховное архиепископство

Византийский

Украина, Польша, диаспора

Святослав Шевчук

4 345 599

Халдейская католическая церковь

Патриархат   

Восточно-сирийский

Сирия

Ирак   Луис Рафаэль I Сако

536 525

Хорватская грекокатолическая церковь

епархия и апостольский экзархат

Византийский

Хорватия, Босния и Герцеговина

Никола Кекич

58 337

Эфиопская католическая церковь

архиепархия

Эфиопский   

Эфиопия, Эритрея

Берхане Сурафи

227 078

         

                     

УНИИ РИМА И ВИЗАНТИИ

ЛИОНСКАЯ УНИЯ (1274 г.)

В 1261 г. пала Латинская империя в Константинополе. Никейский император Михаил 8 Палеолог (1259 — 1282) восстановил Византийскую империю, освободив от крестоносцев Константинополь. Но положение императора Михаила было непрочным, поскольку его хотели свергнуть как внешние (Карл Анжуйский), так и внутренние противники. Поэтому он пытался заручиться помощью папского престола. Опасность была реальной, тем более, что папа Урбан 4 собирался организовать крестовый поход, чтобы снова восстановить Латинскую империю.

Император искал контактов с Западом, и удобный повод представился с приходом нового папы Григория 10, который пригласил Михаила Палеолога на Лионский собор (1274 г.) для решения вопроса о соединении церквей. Признание главенства папы и чтение Символа веры с Filioque было условием соединения. Патриарх Константинопольский Иосиф был против унии, и ему было предложено временно удалиться в монастырь. Уния была заключена на выдвинутых Римом условиях, но со смертью императора Михаила 8 Палеолога она закончила свое существование. Эта уния, по словам известного католического историка Вильгельма де Фриса не была «настоящим признанием равенства между Востоком и Западом, истинным заключением мира с признанием своеобразия восточной стороны, но представляла собой вынужденную капитуляцию Востока перед Западом».

Цель Лионской унии не была достигнута, и, более того, всем стало ясно, что Рим понимает унию только на основании принятия восточными западного богословия, не осознавая того, что на Востоке продолжает существовать старинная концепция понимания места римского первосвященника в церковной структуре и древнее понимание тайны св. Троицы.

ФЛОРЕНТИЙСКАЯ УНИЯ (1439 г.)

Ферраро-Флорентийский собор проходил в несколько иной исторической и политической обстановке, что значительно повлияло на соборный климат. В отличие от Лионского собора, во время которого практически не было обсуждения спорных богословских вопросов между Востоком и Западом, на Ферраро-Флорентийском соборе обсуждение имело место, и проводились довольно серьезные споры по многим вероучительным пунктам, разделяющим обе Церкви.

Позиция Рима была не столь жесткой уже потому, что Западная Церковь переживала далеко не лучшие времена: Великая Схизма, приведшая к появлению требования, чтобы папа признал верховенство собора над собой, разного рода еретические движения и проч.

Хорошо известно, что отцы Базельского собора тоже искали контактов с греками, игнорируя Рим и считая себя более готовыми объединиться с Восточной Церковью, которая также провозглашала верховенства собора, отвергала папский примат.

Византия в то время искала контактов с Западом по вполне определенным политическим причинам. К этому времени от нее оставался по существу один только Константинополь, а почти вся остальная территория была занята турками. Церковное соединение с Римом могло позволить византийцам надеяться на военную помощь со стороны европейских государств и даже на провозглашение крестового похода против турок. Это побуждало византийского императора Иоанна 8 вести переговоры с католической церковью о возможностях и условиях соединения.

На Ферраро-Флорентийском соборе в 1439 г. после долгих дискуссий и обсуждения спорных вопросов латинские и греческие епископы и богословы не пришли к выводу о полной тождественности веры на востоке и западе. Обе стороны начали в большей степени понимать друг друга, были выявлены главные пункты различий, но при этом попытки сблизиться в целом не удались. Тем не менее, под нажимом императора Иоанна 8, руководствовавшегося политическими соображениями и под давлением латинской стороны, греческие епископы, кроме Марка Эфесского, согласились подписать унию между Восточной и Западной церквями. При этом они признавали и примат папы и Filioque, и проч. Фактически единственным достижением греков было признание римлянами равенства латинского и греческого обрядов, что выразилось в торжественном совершении двух Литургий – по латинскому и греческому чину, на которых присутствовали участники собора по его завершении.

Православные богословы оценили Флорентийский собор негативно, поскольку увидели в нем не более чем капитуляцию греков перед латинским богословием, что ярче всего проявилось в вопросе о Filioque, когда греки согласились к сведению восточной формулы «через Сына» к латинскому учению о Filioque. Последствием такой капитуляции явилось то, что решения собора были отвергнуты на Востоке и не дали никаких результатов. Но так было только на первый взгляд. Дело в том, что Флорентийская уния стал для католиков некоторым образом, эталоном, предоставила богословскую и каноническую базу для осуществления униатской деятельности по всему христианскому миру. Ее прямым продолжением в глазах католиков, но не православных стала

БРЕСТСКАЯ УНИЯ (1596 г.)

Брестская уния представляет собой соединение части Православной Церкви с римо-католической церковью на землях Речи Посполитой. В результате этого соединения, а точнее присоединения к Риму образовалась униатская, или иначе – Греко-католическая церковь. Вот ее в приложении к истории белорусского Православия мы и будем изучать.

 

 

 

 

 

 

Тема 3. Место униатства в современном православно-католическом диалоге. Перспективы развития неоунии в РБ.

Развитие православно-католического диалога во второй половине XX ст. Совместное осуждение православными и католическими богословами политики униатства на рубеже 1980-90-х гг.

Вопрос униатства в развитии современного православно-католического диалога. Перспективы возрождения унии в Беларуси.

После 2-го Ватиканского собора между православной и католической церквями начался вполне конструктивный диалог, который велся в специально созданной Смешанной международной комиссии по богословскому диалогу. Он привел к достаточно большим подвижкам в преодолении раскола 1054 г. Появилось даже определение Церкви-сестры, которое позволяло надеяться на восстановление христианского единства в некоей отдаленной перспективе. Однако с конца 1980-х гг. динамичное позитивное состояние взаимоотношений между православными и католиками оказалось под угрозой, поскольку направление диалога начала определять тема существования унии, которая начала возрождаться с ослаблением коммунистических правительств в Восточной Европе.

Событием предвещающим грядущие дискуссии, стал международный конгресс, посвященный 550-летию Ферраро-Флорентийского собора (1989 г.)1. В конгрессе приняли участие представители Православной и Римско-Католической Церквей. На конгрессе православная сторона резко осудила униатство. В частности протопресвитер Иоанн Мейендорф говорил: «Уния вызвала вихрь противостояния между ее защитниками и противниками, это лишь усилило разделение между востоком и западом, созданное схизмой. Разделение еще больше усилилось за счет политического использования унии сторонниками католической церкви»2. Митрополит Дамаскин в своем выступлении напомнил, что «уния стала причиной серьезных конфликтов, которые питали с двух сторон установление духа фанатизма и нетерпимости»3. В целом по результатом конгресса было заявлено, что неудача униатского Ферраро-Флорентийского собора является общепризнанной, в том числе и на Западе, «этот собор, его решения и методы не могут служить подходящей моделью для современного богословского диалога, направленного на восстановление церковного единства христианского мира»4.

Мнение православной церкви по униатскому вопросу, таким образом, было четко обозначено. В это же время в результате событий, коренным образом изменивших политическую и религиозную ситуацию в странах бывшего социалистического лагеря, акценты богословского диалога сместились как раз на тему унии.

Одним из символов происходивших тогда изменений можно назвать визит в Ватикан генерального секретаря ЦК КПСС Михаила Горбачева, во время которого были установлены официальные взаимоотношения между СССР и Ватиканом. На встрече обсуждалось положение в Советском Союзе приходов и верующих Римско-Католической Церкви, а также Католической церкви восточного обряда (униатской)5. Известен и комментарий к этим событиям архиепископа Смоленского Кирилла (Гундяева) (ныне Патриарх Московский и всея Руси). Владыка говорил, что «уния не является методом достижения единства, так как является опасностью новых разделений. <…> Без принятия унии с богословской точки зрения, я все же признаю право католиков восточного обряда на возможность молиться согласно их собственной традиции. Для того, чтобы наши отношения с Римско-Католической Церковью не омрачались дальнейшими конфликтами, нам следует изучить этот вопрос в рамках богословского диалога»6. Эти слова вполне могут быть названы лейтмотивом той части официального богословского диалога между двумя Церквями, которая началась в 90-е годы прошлого века.

В мае 1990 г. в Швейцарии прошла встреча местной комиссии по православно-католическому диалогу. Комиссия наряду с вопросами местного сотрудничества рассмотрела изменение в Восточной и Центральной Европе. В официальном заявлении говорится, что «проблема униатов более сложная, чем кажется на первый взгляд, и решать ее необходимо на местном и международном уровнях одновременно»7.

В таких непростых обстоятельствах состоялась очередная встреча Смешанной международной комиссии по богословскому диалогу между Православной и Римско-Католической Церквями8.

Работа комиссии во Фряйзинге завершилась публикацией коммюнике, которое не является официальным документом диалога, но по своему содержанию весьма важно9. В нем единогласно было высказано осуждение унии как метода достижения единства и прозелитизма как такового.

Между тем на Украине и в Румынии набирал обороты процесс возрождения униатской церкви. Это вызвало тревогу православной иерархии разных юрисдикций.

В июне 1991 года в Аричча (Ariccia) близ Рима прошла встреча координационного комитета Смешанной комиссии по богословскому диалогу. Целью этой встречи было «оценить влияние на диалог ситуации, созданной политическими изменениями в Восточной Европе и в отношениях Церквей»10. На заседании был выработан первый вариант совместного документа «Униатство как метод единения в прошлом и современный поиск полного общения», в котором прямо констатируется: «Такая форма «апостольской миссии», которая была названа «униатство», не может более приниматься ни как метод, ни как модель в силу нового типа взаимного восприятия, который ныне существует между католиками и православными в их отношении к тайне Церкви» (п. 6). Кроме того, в документе содержатся практические рекомендации по устранению возникшей к тому времени напряженности между православными и греко-католиками на местах (в первую очередь в Западной Украине). Здесь указывается, что «фактически порывая со всяким прозелитизмом и отказываясь считать православных объектом миссии, Католическая Церковь (униатская), заботящаяся о благе этих (униатских) общин, всегда остается верной своей пастырской задаче в отношении своих пасомых. В такой перспективе не будет больше места недоверию и подозрительности» (п. 14).

Проблема усиливающегося прозелитизма и униатства в Восточной Европе стала одной из центральных на встрече глав Поместных Православных Церквей, которая состоялась с 13 по 15 марта 1992 года в Фанаре (Стамбуле)11. Главы Поместных Православных Церквей напомнили о том, что все формы прозелитизма – в отличии от евангелизации и миссии – совершенно осуждаются православными. И заявили, что сложившаяся несовместимая с духом диалога ситуация нанесла ему весьма сильную рану, которую сложно излечить до тех пор, пока не будет решен вопрос униатства. «Все это делает вопрос униатства единственным актуальным на данном этапе диалога»12.

Встреча Смешанной комиссии в Баламанде,1993.

Несмотря на все протесты и указания Православных Церквей на возможность прекращения диалога, в 1993 году состоялась VII встреча Смешанной международной комиссии по богословскому диалогу между Православной и Римско-Католической Церквями. Эта встреча проходила на базе Баламандского университета (Ливан) с 17 по 24 июня13.

Накануне заседания, 12 и 13 июня на острове Родос представители Поместных Православных Церквей провели совещание, чтобы обсудить возможность участия в этой сессии Комиссии и выработать общую позицию для предстоящего обсуждения. По различным причинам некоторые Поместные Православные Церкви не принимали участия в совещании в Баламанде (Иерусалимская, Сербская, Болгарская, Грузинская, Греческая церкви и церкви Чешских Земель и Словакии). В итоге, на заседании были представлены 9 автокефальных и автономных Православных Церквей. Со стороны Римско-Католической Церкви в совещании приняли участие 24 представителя14.

Работа Комиссии базировалась на тексте, разработанном подготовительной комиссией в Аричча (Рим) в июне 1991 года.

Богословские и практические вопросы, которые обсуждались комиссией, имеют большое значение для диалога в контексте существования и деятельности Восточных католических церквей византийской традиции. После падения коммунизма в некоторых странах Европы эта проблема стала эталоном качества отношений между Римско-Католической и Православной Церквями. Со времени проведения предыдущей пленарной сессии Смешанной комиссии, состоявшейся во Фряйзинге (Германия) в июне 1990 года, этот вопрос оставался единственным в богословском диалоге. Обе комиссии (в Ариччи и во Фряйзинге) осудили униатство как метод объединения церквей. Комитет во Фряйзинге отметил: «Мы отвергаем униатство как метод поиска единства, поскольку он выступает против общей традиции наших церквей»15.

Участники заседания во Фряйзинге рассматривают этот церковный феномен как следствие и продукт миссионерской деятельности латинской Церкви, которая старалась распространить свое влияние на восточные территории. Впоследствии Восточные Католические Церкви стали частью Римско-Католической Церкви, сохраняя восточные литургические традиции. С одной стороны, мнение II Ватиканского Собора дает им возможность быть конструктивным элементом в православно-католических отношениях, а с другой православные не могут принять эти Церкви (объединенные с Римско-Католической Церковью), как Церкви-сестры, так как их возникновение и принцип их существования является результатом прозелитизма. Комиссия, заседавшая в Аричча, заявила, что «существование восточных католических Церквей стало источником конфликтов и страданий в первую очередь для православных, но также и для католиков»16.

В ходе работы Смешанной комиссии в Баламанде, несмотря на отсутствие многих членов православной делегации, был принят документ «Униатство — метод объединения в прошлом и поиск полного общения в настоящее время».

Статус этого документа остается не вполне ясным. В то время как Римско-Католическая Церковь признает его официальным документом диалога, Православная Церковь рассматривает его как один из рабочих документов Смешанной комиссии, направленный в первую очередь на предотвращение униатского прозелитизма. Ни этому тексту, ни его частям не придавалось догматического значения17.

Мы можем рассмотреть принятый в Баламанде документ, используя существующее в нем деление на две основные части, первая из которых содержит теоретические принципы, вторая – практические правила, направленные на нормализацию отношений между католиками и православными там, где они живут рядом друг с другом.

Можно выделить три основных принципа, на которых базируется весь документ:

неприкосновенность личной свободы и возможности следовать велению совести;

право на существование и пастырскую деятельность католических церквей восточного обряда (униатских);

отрицание униатства как метода достижения полного общения между церквями18.

Документ, разбитый на 35 пункта, состоит из введения (пункты 1-519) и двух основных частей: доктринальные принципы (6-18) и практические правила (19-35)20.

Рассматривая его, следует отметить, что он существенно отличается от подготовительного документа, принятого в Аричча (Рим), хотя и базируется на немункт 3 введения содержит предложение, которого не было в первом документе: «Восточные Католические Церкви византийского обряда как части Католической Церкви имеют право существовать и действовать в целях удовлетворения духовных потребностей своих последователей»21. Этот пункт текста непосредственно связан с пунктом 16, в котором говорится: «Восточные Католические Церкви, которые хотели восстановить полное общение с Римским престолом и остались ему верны, имеют права и обязательства в отношении тех общин, которые к ним принадлежат». Необходимо отметить, что этот тезис выражает учение и экклесиологию католицизма, но не отражает православного мнения.

Ни один православный, по ряду причин, не сможет официально принять деятельность и миссию униатских общин из-за их экклесиологии, которая входит в противоречия с официальной экклесиологией как Православной, так и Католической Церквей. Следует иметь в виду, что униатские общины родились в течение определенного периода средневекового соперничества между двумя Церквями.

Текст, к сожалению, игнорирует тот факт, что для Православной Церкви есть существенная связь между униатством как историческим явлением и современным существованием Церквей восточного обряда, объединенных с римским престолом. Если католическая сторона делает различие между этими понятиями и теперь готова осудить униатство как исторический процесс, отстаивая право на существование этих общин сейчас, она противоречит сама себе. Принимая эти церкви, она способствует их росту и развитию, забывая о том, что миссия этих униатских общин основана (или основывалась в прошлом) на обращении православного народа в католичество. В этом случае возникает закономерный вопрос о роли униатской церкви в современном мире. Если их роль ограничивается окормлением ныне существующих приходов, то в чем же смысл расширения этих Церквей, как мы можем видеть это на примере Украины.

В начале третьего тысячелетия Греко-Католическая Церковь расширилась в Украине и вышла за пределы своей исторической территории, ограниченной Галицией. Если в 1939 году на территории Западной Украины было только три униатские епархии, то в настоящее время их насчитывается восемь. Кроме того, структура архиепископии Киевской и Галицкой была пополнена еще тремя экзархатами, которые покрыли оставшуюся часть Украины. После визита Папы Римского Иоанна Павла II в Украину в 2001 году кардинал Любомир Гузар официально объявил всю территорию Украины канонической территорией Украинской Греко-Католической Церкви. Уже при Папе Бенедикте XVI, 21 августа 2005 года кардинал Гузар заявил, что его резиденция переносится в Киев, а титул главы Украинской Греко-Католической Церкви будет не «митрополит Львовской и Галицкий», а «митрополит Киевский и Галицкий». Конечно, Ватикан заявил, что решение по данному вопросу было принято еще Иоанном Павлом II. Но, тем не менее, мы можем найти и такую информацию: «29 августа 2005 года резиденция первоиерарха УГКЦ была перемещена из Львова в Киев; в тот же день Папа Бенедикт XVI присвоил Предстоятелю УГКЦ новый титул — «Блаженнейший Верховный Архиепископ Киево-Галицкий»22. Тем временем в Киеве практически закончилось строительство греко-католического собора, который называется униатским «патриаршим»23. Освящение собора проведено в 2013 году24.

Униатство в документе в целом рассматривается нейтрально, без конкретных ссылок на Римско-Католическую Церковь. Исходя из текста, создается впечатление, что Православная Церковь использует те же методы прозелитизма, какими пользуется Ватикан. Однако в действительности эта миссионерская тенденция была реальностью политической линии западной латинской церкви в период с XII по XX века для ее распространения на Восток.

В пункте 12 униатство вновь однозначно осуждается как метод и модель объединения двух церквей и четко говорится, что эта форма «апостольской миссии» больше не может приниматься.

Существует реальное противоречие между нынешним отказом от прозелитизма и параллельной защитой существования этих церквей, которые родились в результате прозелитизма. Кажется, что отвергается метод прозелитизма, также как и исторические и политические обстоятельства создания униатских церквей, но все же принимается результат того метода, который только что осуждался25.

В пунктах 13, 14 и 15 представлены экклесиологические принципы, составленные в рамках дружественного духа и атмосферы, созданной «диалогом любви». Обе церкви признают друг друга как «церкви-сестры», которые несут совместную ответственность за сохранение Церкви Божией в верности божественному промыслу. Особой основой этой богословской перспективы диалога является взаимное уважение пастырского служения каждой из Церквей с учетом того, что епископы и священники ответственны не только за пастырское попечение о своих прихожанах, но и за благо и рост всей Церкви. Таким образом, обе стороны признают друг друга участвующими в тех же таинствах, взаимно признающих апостольское преемство епископов и исповедания апостольской веры, и особенно в единство священства, совершающего единую жертву Христу (13). Иными словами, это литургическая преемственность в Церкви, сохраняющая истину и полноту апостольского преемства, в контексте которого исключено всякое перекрещивание представителей иной церкви (10).

Во второй части документа, подготовленного в Баламанде, содержатся практические предложения. Можно признать усилия комиссии, представленные во второй части документа и направленные на то, чтобы сформулировать ряд практических правил с целью решения существующих проблем.

Этот документ вызвал весьма активную реакцию со стороны многих представителей Православной Церкви. Фактическое осуждение унии, содержащееся в этом документе, было позитивно воспринято Поместными Православными Церквями. В тоже время этот документ был официально отвергнут Элладской Православной Церковью26. Критику других Поместных Церквей (Русской, Румынской) вызвали утверждения, в которых о Православной и Католической Церквях говорилось как о Церквях-сестрах27. Для некоторых же богословов, например, для профессора Власия Фидаса, этот документ стал примером нечистого компромисса28.

Официальное опубликование документа, подписанного в Баламанде, Журналом Московской Патриархии, по определению Архиерейского Собора Русской Православной Церкви произошло в декабре 1997 года. В этом же журнале опубликованы и результаты заседания Синодальной Богословской комиссии Русской Православной Церкви, посвященного изучению документа VII Пленарной сессии Смешанной международной комиссии по богословскому диалогу между Православной и Римско-Католической Церквями «Униатство как метод объединения в прошлом и поиск полного единства в настоящем»29.

В первой части комментария Богословская комиссия дает разъяснения, касающиеся предыстории документа. Также говорится, что этот текст является промежуточным рабочим документом Смешанной комиссии по богословскому диалогу, поэтому он не подписывался представителями Церквей. Игумен Нестор (Жиляев) представлял Русскую Православную Церковь на заседании Комиссии в Баламанде в 1993 году, поэтому его имя указано в числе других членов Комиссии30. Синодальная Богословская комиссия заявила о необходимости уточнения целого ряда положений документа, таких, например, как применение термина «Церкви-сестры».

Богословская комиссия также предложила провести специальное Всеправославное обсуждение Баламандского документа и уже после этого рассмотреть возможность его ратификации Церквями или одобрения Всеправославным совещанием31.

В тоже время, по словам игумена Илариона (Алфеева) (ныне Митрополит Волоколамский, Председатель Отдела Внешних Церковных Связей), Баламандский документ был официально ратифицирован Римско-Католической Церковью32.

Со своей стороны Греко-Католическая Церковь, в лице епископов Греко-Католической Церкви Румынии, восприняла этот документ однозначным осуждением33. В частности, критикуется употребление выражения Церкви-сестры, неодобрительные отзывы о стремлении привести членов другой Церкви в собственную, при этом указывается, что спасение невозможно без единства с Римским Первосвященником. В целом представители униатских церквей увидели в Баламандском документе намек на ущербность собственного положения. В качестве своеобразного ответа на этот документ представители униатских общин предлагают рассмотреть Декларацию Епископов и настоятелей монашеских общин восточных католических Церквей Европы об экуменическом делании (г. Нирьедгаза, 5 июля 1997 г.)34. Декларация напоминает, что «восточные католические Церкви являются экклесиологической реальностью, которая находится в общении с Римским Апостольским Престолом и утверждена ходом истории. Эта общность не находится в некоем переходном и непостоянном состоянии, но обладает полнотой церковности»35. Епископ Георгий Гутю, апостольский администратор для греко-католиков Румынии, направил в 1994 году письмо папе Иоанну Павлу II, в котором резко критиковал как раз те положения Баламандского документа, которые отвергают «униатство» как метод, противоречащий традиции обеих Церквей. Кончается же это письмо однозначным и жестким отвержением не только Баламандского документа, но и вообще всех плодов православно-католического диалога по проблеме унии: Румынская Церковь, пребывающая в общении с Римом, ничего не приемлет из текстов, подписанных на Родосе, во Фрайзинге, Аричче и Баламанде, и объявляет недействительными подписи, поставленные под этими текстами36.

В 2000 году состоялась неоднократно отлагавшаяся очередная встреча Смешанной международной комиссии по богословскому диалогу. Она состоялась с 9 по 19 июля в американском городке Эмиттсбург близ Балтимора37. Во встрече участвовало 46 членов комиссии, которые заседали под председательством кардинала Эдварда Ирдиса Кассиди и митрополита Австралийского Стилиана. Темой совещания стали церковные и канонические последствия униатства. Участники признали, что униатство остается камнем преткновения в отношениях между Римско-Католической и Православной Церквями38. В ходе этой встречи православные участники комиссии хотели сделать совместное заявление, что не только уния как некий исторический факт далекого прошлого не была и не является путем к восстановлению единства, но и что само экклесиологическое положение греко-католиков является ненормальным. Иными словами, уния — проблема не прошлого, а настоящего, кровоточащая рана на теле Церкви. Но со стороны Римско-Католической Церкви не было готовности хотя бы продолжить диалог в этом направлении, более того, они фактически отказались от уже достигнутых договоренностей39. «В самом начале заседания католики заявили, что для них положение Греко-Католических Церквей является абсолютно нормальным в том смысле, что эти Церкви находятся в полном общении с Римом. Получается, что уния ненормальна, а последствия ее нормальны! Такой подход категорически не устраивает православных. Мы прямо об этом заявили», — прокомментировал сложившуюся ситуацию отец Иларион (Алфеев). По результатам заседания было решено не делать официального заявления и продолжить размышление над документом, чтобы «выработать взаимное согласие относительно этого острого вопроса»40.

совсем недавно в Беларуси с официальным визитом побывал секретарь Конгрегации Восточных Церквей архиепископ Кирилл Василь.

 

Приложение № 9.

Коммюнике смешанного Координационного комитета комиссии по богословскому диалогу. Ариччи, Рим, июнь 199141.

 

«В Аричча, в «Casa Divin Maestro» – где был оказан теплый прием – с 10 по 15 июня 1991 года собрались православные и католические члены Координационного комитета смешанной международной комиссии по богословскому диалогу между Православной и Римско-католической Церквами.

Первоначальная задача этого комитета заключалась в том, чтобы на основе работ трех подкомиссий, две из которых работали в Риме (декабрь 1990 и март 1991) и третья в Вене (апрель 1991), подготовить общий документ. Созданный таким образом текст имеет название «Униатизм, метод объединения в прошлом, и поиск полного объединения в настоящем». Речь идет о сложной в историческом плане проблеме, которую создает современное положение восточных Церквей, находящихся в общении с Римом.

Недавно, вследствие политических событий, которые глубоко изменили ситуацию в Восточной и Центральной Европе, эта проблема вновь получила развитие. В сущности, всем религиозным общинам была дарована свобода. Сложность вопросов больше не связана лишь с запутанностью богословских проблем, которых они касаются, но определяется весьма конкретной, весьма актуальной, ситуацией. Задача, стоящая перед координационным комитетом была, таким образом, следующая – разобрать, с определенной срочностью, вопрос «униатства», для того чтобы позволить диалогу двух Церквей продолжиться с ясностью в деле подготовки полного единство двух Церквей.

Документ, подготовленный в Аричче, будет предложен для рассмотрения последующего заседания пленарной комиссии, которое предусмотрено с 17 по 26 июня 1992. Текст состоит из двух частей. В первой части он посвящен описанию богословских принципов рассматриваемой ситуации. Во второй содержатся практические предложения, относящиеся как к верующим двух Церквей, так и к священноначалию.

Документ основывается на эклесиологическом изменении, произошедшем со времени Межправославной конференции и Второго Ватиканского собора. В сущности, это переход от ситуации, в которой каждая Церковь называла себя единственной сохранившей спасение, к признанию того, что две Церкви являются Церквами-сестрами. Это изменение открыло путь к диалогу любви, истины и искренности.

Встреча прошла под председательством греческого православного архиепископа Австралийского, Его Высокопреосвященства Стилиана и президента Папского Совета по продвижению единства Христиан, Его Высокопреосвященства архиепископа Эдварда Ирдиса Кассиди. Встреча проходила в глубоко братской атмосфере. Ее участники разъехались с надеждой на будущее диалога».

 

Текст разработанный Координационным комитетом

Униатство как метод единения в прошлом, и нынешний поиск полного общения42

Начав обсуждать проблему униатства уже в Венне и во Фряйзинге, мы углубили изучение этого вопроса в представленном документе.

1. Разделение между Церквами Востока и Запада никогда не заглушало желания единства, которого хотел Христос, но зачастую эта ситуация, противная природе Церкви, была для многих основанием для более живого осознания необходимости реализации единства между верующими, по заповеди Господней.

2. В течение веков для восстановления единства прилагались различные усилия. Они были направлены различными, в том числе соборными путями, в зависимости от политической, исторической, богословской и духовной ситуаций, каждой эпохи. К сожалению, ни одному из этих усилий не удалось восстановить полное единство между Церковью Востока и Церковью Запада, а иногда они приводили даже к противоположным результатам.

3. В ходе четырех последних веков, в определенных областях Востока, инициативы, исходящие извне или изнутри [Церкви], предпринятые для восстановления общение между Церковью Востока и Церковью Запада, зачастую не без вмешательства внецерковных интересов, привели к частичному присоединению общин к Католической Церкви, но также и к разрыву общения с Церквями Востока. В результате зародились Восточные католические Церкви. Так была создана ситуация, которая стала источником конфликта и страданий в первую очередь для православных, но также и для католиков.

4. Каковы бы ни были стремление и подлинности желания оставаться верным заповеди Христа: «да будут все едино» выраженные в этих униях, необходимо утверждать, что не только не было достигнуто установление единства между Церковью Востока и Церковью Запада, но существующее разделение сохраняется, дополнительно озлобленное этими стремлениями.

5. Созданная таким образом ситуация, в сущности, порождает дополнительное напряжение в противостоянии. Прогрессирующая в следующие за заключенными униями десятилетия миссионерская активность стремилась вписать между своими приоритетами усилия по обращению других христиан, индивидуально или в группах, что бы «вернуть» их в Католическую Церковь. Для узаконивания этой тенденции, пропитанной прозелитизмом, сначала со стороны католиков, позже, как реакция, и со стороны православных, было развито богословское воззрение, согласно которому, каждая из двух Церквей, более или менее выражено, признавали себя единственной носительницей спасения. Было желание подтвердить обращение других к своей собственной Церкви как необходимости спасения. Чтобы подтвердить спасение «отделенных братьев» доходило даже до того, что забывали требования религиозной свободы личности и их принципы веры, к чему определенные периоды времени были более чувствительны. Это подтверждают напряжения, возникающие вследствие акций, инициированных некоторыми гражданскими властями, направленных на «возвращение» католиков восточного обряда в «Церковь их отцов». С этой целью, при появлении возможности, без колебания использовались неевангельские средства.

6. Эта форма «апостольской миссии», которая была названа «униатство» не может более приниматься ни как метод, ни как модель, в силу нового типа взаимовосприятия которое существует впредь между католиками и православными в их отношении к тайне Церкви.

7. По существу, в первую очередь после Всеправославной Предсоборной конференции и второго Ватиканского Собора, новое открытие для себя и придание значения, как православными, так и католиками, видению Церкви как общения, кардинально изменило перспективы общения. Одной и с другой сторонами было признано что все то, что Христос доверил Своей Церкви – исповедание апостольской веры, участие в таинствах, в том числе и в едином священстве, совершающем единое таинство Христа, апостольское преемство пастырей – не может признаваться исключительной собственностью одной из наших Церквей.

8. Именно в этой перспективе православная и католическая Церкви признают друг друга как Цекрви-сестры, совместно ответственными за сохранение Церкви Божией в верности божественной сущности, особенно в том, что касается единства. Согласно слов папы Иоанна-Павла II, экуменическое усилие Церквей сестер Востока и Запада основанное на диалоге и молитве, ищет совершенного и полного общения, которое не будет ни поглощением, ни даже растворением, но встречей в истине и любви (ср. SlavorumApostoli, n. 27).

9. Как следствие, поиск восстановления единства не рассматривается больше в терминах обращения из одной Церкви в другую для подтверждения спасения. Сохраняется неприкосновенность свободы личности, и обязанность каждого следовать требованиям собственной совести. Речь идет о совместной реализации замысла Отца о Его Церкви через общий поиск полного согласия между Церквами относительно содержания веры и следствий этого содержания. Это усилие осуществляется в проводимом сейчас богословском диалоге. Предмет настоящего изучения является необходимым этапом этого диалога. Важные вопросы должны будут еще найти свои ответы в этом диалоге. Когда это совершиться Православная и Католическая Церкви восстановят полное общение и таким образом сложности, которые возникают в связи с существованием католических церквей восточного обряда, будут разрешены. Практические рекомендации, которые предложены в этом документе, намечают путь, которого следует придерживаться в желании разрешить существующие проблемы, в конкретных существующих условиях. Диалог, в сущности, является единственным путем для достижения этой цели. Он может быть плодотворным лишь в ходе диалога любви, который должен реализовываться как на местном, так и на самом высоком уровнях, включая Церкви, которые в момент начала диалога были еще «нелегальными». Иными словами, необходимо чтобы установилась подлинная братская любовь и взаимное доверие.

10. По этой причине папа Иоанн-Павел II напомнил слова папы Павла VI: что «наглав Церквей, на Их иерархии возлагается обязанность вести Церкви по пути, который ведет к поиску полного единства. Они должны это делать, признавая и уважая друг друга как пастырей части вверенной им паствы Христовой, проявляя заботу о взаимосвязи и общении народа Божия и предотвращая все то, что могло бы разрушить эту связь или внести путаницу в их ряды» (Иоанн-Павел II, Письмо к епископам европейского континента об отношениях между католиками и православными в новой ситуации в Центральной и Восточной Европе, 31 мая 1991, п. 5). В том же духе папа Иоанн-Павел II и вселенский патриарх Димитрий совместно уточнили: «Мы отвергаем всякую форму прозелитизма, всякое поведение, которое будет или может быть признанно как недостаток уважения» (7 декабря 1987).

Практические предложения

11. Взаимное уважение между Церквами, находящимися в сложной ситуации, заметно возрастет в той мере, в какой они последуют приводимым ниже практическим правилам.

12. Эти правила не разрешат тех проблем, которые нас беспокоят, если прежде в каждой из частей не окажется воли к прощению, основанному на Евангелии, наряду с постоянным стремлением к обновлению, непрестанно оживляемого желания обрести то полное общение, которое существовало между нашими Церквами более тысячелетия. Именно этого должен достигать диалог любви, который продолжается с постоянно обновляемыми интенсивностью и настойчивостью, и который единственно может привести к разрешению проблем, кажущихся неразрешимыми.

13. Предварительное условие — положить предел всему тому, что может поддерживать разделение, антипатию и ненависть между Церквами. На Католическую Церковь, на самом высоком уровне, возлагается поручение сделать все возможное для того, что бы помочь Восточным католическим Церквам и их общинам содействовать тому, чего требует полное единство Церквей сестер. Они должны в любви и справедливости уврачевать экстремально сложную ситуацию, которая создалась в Центральной и Восточной Европе, это зависит как от нее, так и от Православных Церквей.

14. Православная церковь со своей стороны, должна принять заверения, данные Католической Церковью, что в своей заботе об этих общинах, она не имеет ни какого желания экспансии в направлении православного Востока. Необходимо знать, что фактически порывая со всяким прозелитизмом и отказываясь считать православных объектом миссии, Католическая Церковь, заботящаяся о благе этих [униатских] общин, всегда лишь остается верной своей пастырской задаче в отношении своих пасомых. В такой перспективе не будет больше места недоверию и подозрительности.

15. Важно продолжать считаться с происхождением восточных католических Церквей и их историческим развитием до наших дней, которое было отмечено насилием и взаимным причинением страданий. Это нужно для того, чтобы предотвращать триумфализм, противный евангельским принципам, и избегать использования реальных или кажущихся неудач другой Церкви в пропагандистских целях.

16. Необходимо также – как с одной, так и с другой стороны – что бы пастыри скрупулезно принимали во внимание религиозную свободу верующих. Они должны иметь силу свободно выражать их мнение, совещаясь и организовываясь для этого. Религиозная свобода требует, по существу, чтобы, в особенности в конфликтных ситуациях, верующие могли бы формулировать и без внешнего принуждения, выражать свое мнение относительно того хотят они быть либо с Православной Церковью, либо с Римско-католической Церковью. Религиозная свобода будет нарушена, если под прикрытием финансовой помощи кто-то будет притягивать к себе верующих других Церквей, обещая им образование и материальные выгоды, которые недоступны в их Церкви. Необходимо чтобы социальная помощь была организована в общем согласии, а равно и всякая филантропическая активность, для того что бы предотвратить появление новых подозрений.

17. Тем не менее, необходимое уважение христианской свободы – один из наиболее ценных даров, полученных во Христе, – не должен становиться фактором, побуждающим произвольные и односторонние действия. Не только всякое давление, какого бы вида оно не было, должно быть исключено, но уважение совести, определяемой истинным мотивом веры, должно быть одним из основополагающих принципов пастырской заботы ответственны лиц, с каждой стороны. Пастырская же забота должна являться объектом их согласования.

18. Поэтому необходимо, в первую очередь, стремиться к открытому диалогу между главами Церквей и поддерживать такой диалог. Пастыри каждой из затронутых общин должны создать равные комиссии или возродить эффективность тех, которые уже существуют, для того, чтобы найти решения конкретных проблем и осуществить эти решения в любви, справедливости и мире (ср. Гал. 5,22).

19. Недоверие исчезнет более просто, если две стороны осудят насилие, которое используется против общин одной из Церквей сестер. Как просит Его Святейшество папа Иоанн-Павел II в его письме от 31 мая 1991 года, необходимо полностью предотвратить всякое насилие и всякий вид давления, для того что бы была принимаема во внимание свобода совести и право каждого принадлежать к Церкви по своему выбору (см. пункт 5). В связи с этим пастыри двух Церквей призываются к побуждению их общин не только к отклонению насилия, каким бы оно не было – физическим или вербальным, но всего что может привести к пренебрежению другими христианами и к антисвидетельству, осмеивающему дело спасения которое есть воссоединение во Христе.

20. Евангельская этика требует уважения к богослужению других церквей. Не только применение насилия для занятия культового места является противоречащим этой этике, но она требует и того, что бы в определенных обстоятельствах такое использование было облегчено через предложение своего собственного храма в распоряжение другой общины, в силу согласия, позволяющего раздельно совершать богослужение в одном и том же храме. Помеха в совершении богослужения другой церкви ставит под вопрос глубокий смысл собственного богослужения. Кроме того, эта евангельская этика требует воздержания от заявлений и действий, способных поддерживать конфликтную ситуацию и вредить диалогу. Не призывает ли нас святой апостол Павел быть «приветливыми друг ко другу, как и Христос был для вас во славу Бога» (Рим. 15,7)?

21. Все же, пастыри обязаны перед Богом учитывать авторитет, который Святой Дух дал пастырям другой Церкви, и в силу этого избегать вмешательства в духовную жизнь верующих другой Церкви. Если для них возникает необходимость сотрудничество, то оно должно быть согласовано между Церквями, для этого взаимопомощь нужно организовывать на четком, известном всем основании, и в дальнейшем действовать с откровенностью и ясностью, принимая во внимание сакраментальную дисциплину другой Церкви. Более того, необходимо, что бы наши Церкви консультировались, прежде чем применять какую-либо пастырскую инициативу в регионах, где одна из них является традиционной и предотвращать параллельные миссионерские активности, которые рискуют быстро стать конкурирующими.

22. Для того чтобы подготовить будущее взаимоотношений между двумя Церквями, переходя от первоначальной экклесиологии возвращения, необходима особая забота о воспитании будущих пастырей. Это воспитание должно быть позитивным во взгляде на другую Церковь. Общее и честное знание истории, основанной на общей историографией, поможет разрушить предрассудки и предотвратить их использование в полемической манере. Необходимо помнить о том, что вина лежит на обеих сторонах, оставляя, в тоже время, как с одной, так и с другой глубокие повреждения.

23. Мы вспоминаем о духовном увещании апостола Павла к Коринфянам (1 Кор. 6,1-7) рекомендующие христианам решать разногласия между собой посредством братского диалога, предотвращая, таким образом предоставление права разрешения практических проблем, которые возникают между Церквями и между местными общинами, гражданским властям. Это относится, в частности, к обладанию и возвращению церковной собственности. Рассмотрение этих вопросов не должно основываться лишь на ситуации в прошлом, или придерживаться лишь общих юридических принципов, но должно также учитывать сложность существующих пасторских отношений и реальных местных обстоятельств.

24. Необходимо что бы Церкви объединялись для свидетельства о признании и уважении ко всем, известным или неизвестным, пастырям и верующим, православным, восточным католикам или латинским католикам, которые страдали, исповедуя свою веру и свидетельствуя о верности Церкви, и, в общем, всем без исключения христианам, подвергавшимся преследованию. Их страдания призывают нас к единству и к тому, чтобы в свою очередь дать, общее свидетельство, чтобы ответить на молитву Христа «да будут все едино, что бы мир веровал» (Ин. 17,21).

25. Мы надеемся, во Христе, что применение этих предложений даст новый импульс диалогу любви и позволит продолжить в ясной атмосфере наш богословский диалог, которая является необходимой для его прогресса к восстановлению полного общения между нашими Церквями.

Ариччи (Рим), 15 июня 1991.

 

 

 

 

 

Приложение № 10.

«Униатство — метод объединения в прошлом и поиск полного общения в настоящее время»43.

Документ, принятый в ходе седьмого пленарного заседания Смешанной международной комиссии по богословскому диалогу между Православной Церковью и Римско-Католической Церковью в Баламанде (Ливан) 24 июня 1993.

Введение

1. По требованию Православной Церкви нормальное продвижение богословского диалога с Церковью Католической было прервано с тем, чтобы незамедлительно рассмотреть вопрос так называемого униатства.

2. По поводу метода, который был назван «униатством», во Фрайзинге (июнь 1990 г.) было заявлено, что «мы отрицаем его в качестве способа поиска единства, потому что он противоречит преданию общему для наших Церквей».

3. Что касается восточных католических церквей, то ясно, что они имеют, как часть Католической Общины, право на существование и на деятельность для удовлетворения духовных нужд своих верующих.

4. Документ, разработанный смешанным координационным комитетом в Арриче (июнь 1991 г.) и завершенный в Баламанде (июнь 1993 г.), указывает метод, который является нашим способом поиска полного общения в настоящее время, давая, таким образом, основание исключить униатский подход к проблеме.

5. Настоящий документ состоит из двух частей:

1) екклисиологические принципы;

2) практические правила.

Екклисиологические принципы

6. Разделение между Церквами Востока и Запада не только никогда не могло погасить желания единства, которого восхотел Христос, но часто сама эта ситуация, противная природе Церкви, становилась для многих поводом для более живого осознания необходимости осуществить это единство, чтобы быть верным заповеди Господней.

7. В течение веков предпринимались различные попытки восстановления единства. Этой цели пытались достигнуть различными путями, иногда при помощи соборов, в зависимости от политической, исторической, богословской и духовной ситуации каждой эпохи. К сожалению, ни одно из этих усилий не привело к восстановлению полного общения между Церковью Запада и Церковью Востока, и иногда даже они закрепляли противостояние.

8. В течение четырех последних веков в различных районах Востока изнутри некоторых Церквей и под воздействием внешних элементов были предприняты инициативы восстановления общения между Церковью Востока и Церковью Запада. Эти инициативы привели к объединению некоторых общин с Римским Престолом и повлекли в качестве последствия разрыв общения с их Восточными Церквами-матерями. Это произошло не без вмешательства внецерковных интересов. Так родились восточные католические церкви, и создалась ситуация, которая стала источником конфликта и страданий, прежде всего, для православных, но также и для католиков.

9. Каково бы ни было намерение и искренность желаний быть верным заповеди Христовой «да будут все едино», выраженные в этих частных объединениях с Римским Престолом, необходимо констатировать, что восстановление единства между Церковью Востока и Церковью Запада не было достигнуто, и разделение сохраняется, отравленное этими попытками.

10. Сложившаяся таким образом ситуация породила напряжение и противоречия. Постепенно, в течение десятилетий, которые следовали за этими объединениями, миссионерская деятельность стремилась вписать в число своих главных задач обращение других христиан – как индивидуальное, так и коллективное, – чтобы заставить их «вернуться» в свою собственную Церковь. Чтобы узаконить тенденцию, Католическая Церковь стала переходить к такому же представлению, согласно которому она представляла саму себя как единственную обладательницу спасения. В ответ на это и Православная Церковь, в свою очередь, стала переходить к такому же представлению, согласно которому она одна обладает спасением. Чтобы обеспечить спасение «отделенных братьев», дело доходило даже до перекрещивания христиан и до забвения требования религиозной свободы личности и ее акта веры – перспектива, к которой эпоха была мало чувствительна.

11. С другой стороны, некоторые гражданские власти предпринимали попытки возвращения восточных католиков в Церковь их отцов. С этой целью они, не колеблясь, если к тому представлялся случай, использовали неприемлемые способы.

12. В силу того, что католики и православные рассматривают теперь друг друга по-новому в их отношении к таинству Церкви и вновь открывают друг друга в качестве Церквей-Сестер, та форма «миссионерского апостолата«, которая описана выше, и которая получила название «униатства», более не может быть принята ни в качестве метода, которому можно было бы следовать, ни в качестве образца для объединения, искомого нашими Церквами.

13. Действительно, особенно начиная со всеправославных конференций на Родосе и Второго Ватиканского собора, повторно открытое и вновь по достоинству оцененное как православными, так и католиками значение Церкви как общения радикально изменили перспективы и, следовательно, отношения (к проблеме).

Как с одной, так и с другой стороны признается то, что то, что Христос доверил Своей Церкви, — исповедание апостольской веры, участие в одних и тех же таинствах, особенно в едином священстве, совершающем единую жертву Христову, апостольское преемство епископов, — не может рассматриваться как исключительная собственность одной из наших Церквей. В таком контексте очевидно, что всякое перекрещивание исключено.

14. Вот почему Церковь Католическая и Церковь Православная взаимно признают друг друга в качестве Церквей Сестер, совместно сохраняющих Церковь Божию в верности ее божественному предназначению, особенно же в отношении единства. По словам Папы Иоанна Павла II, экуменические усилия Церквей-сестер Востока и Запада, основанные на диалоге и на молитве, направлены на поиск совершенного и всеобщего общения , которое не может быть ни поглощением, ни смешением, но встречей в истине и любви (ср. Slavorum Ароstoli, n.27).

15. Твердо настаивая на непозволительности насилия в отношении к свободе личности и на всеобщей обязанности следовать требованиям совести, при стремлении к восстановлению единства не может быть речи о желательности обращения личностей из одной Церкви в другую с целью обеспечения их спасения. Речь идет лишь о совместном осуществлении воли Христовой относительно тех, кто Ему принадлежит, и Божия предначертания относительно Его Церкви посредством общего межцерковного поиска, при полном согласии как в содержании веры, так и в подразумеваемых этой верой требованиях. Такие усилия были продолжены в нынешнем богословском диалоге. Настоящий документ является необходимым этапом этого диалога.

16. Восточные католические церкви, которые захотели восстановить полное общение с Римским Престолом и остались ему верны, имеют права и обязанности, связанные с той Общиной, частью которой они являются. В качестве принципа, регулирующего их отношения с Православными Церквами, они должны руководствоваться тем, что было постановлено Вторым Ватиканским собором и проводилось в жизнь Папами, которые уточнили ряд практических выводов в различных документах, опубликованных с тех пор. Поэтому нужно, чтобы эти Церкви были включены — как на местном, так и на всеобщем уровне, — в диалог любви, при условии вновь обретенных взаимного уважения и доверия, и чтобы они приняли участие в богословском диалоге со всеми его практическими последствиями.

17. В такой атмосфере те соображения, которые были высказаны, и те практические правила, которые сейчас будут высказаны, по мере того как и поскольку они действительно будут приниматься и точно соблюдаться, естественным образом приведут к справедливому и окончательному разрешению трудностей, созданных этими восточными католическими церквами для Церкви Православной.

18. В связи с этим Папа Павел VI в своей речи, произнесенной в Фанаре в июле 1967 г., утверждал, «что именно главы Церквей, их иерархия ответственны за то, чтобы направлять Церкви по тому пути, который ведет к обретению полного общения. Они должны это делать, признавая друг друга и уважая друг друга как пастырей доверенной им части стада Христова, заботясь о привлечении и приумножении народа Божия и избегая всего того, что могло бы его рассеять или внести смешение в его ряды» (Tomas Agapis, no 172). В том же духе и Папа Иоанн Павел II и Вселенский Патриарх Димитрий совместно заявили: «Мы отвергаем всякую форму прозелитизма, всякое отношение, которое было бы на самом деле или могло быть воспринято как недостаточно уважительное» (7 декабря 1987 г.).

Практические правила

19. Взаимное уважение между Церквами, находящимися в сложной ситуации, заметно возрастет в той мере, в какой они последуют приводимым ниже практическим правилам.

20. Эти правила не разрешат тех проблем, которые нас беспокоят, если прежде в каждой из частей не окажется воли к прощению, основанной на Евангелии, и, наряду с постоянным стремлением к обновлению, непрестанно оживляемого желания обрести то полное общение, которое существовало между нашими Церквами более тысячелетия. Именно этого должен достигать диалог любви, который продолжается с постоянно возобновляемыми интенсивностью и настойчивостью, и который единственно является климатом необходимым для углубления богословского диалога, могущего привести к полному общению.

21. Первая мера, которую следует принять, — это положить предел всему тому, что может поддерживать рознь, антипатию и ненависть между Церквами. Церковные власти Католической Церкви помогут восточным католическим церквам и их общинам подготовиться к полному общению между Церквами Католической и Православной. Церковные власти Православной Церкви аналогичным образом будут действовать в отношении своих верующих. Так можно будет справиться, сохраняя верность и любви, и справедливости, с чрезвычайно сложной ситуацией, которая сложилась в центральной и восточной Европе как для католиков, так и для православных.

22. Пастырская деятельность как латинской, так и восточной католической церкви, больше не направлена на то, чтобы побуждать верующих одной Церкви переходить в другую; таким образом, она больше не стремится к прозелитизму среди православных. Она стремится к удовлетворению духовных нужд своих собственных верующих и не имеет никакой воли к экспансии за счет Православной Церкви. В связи с этим, чтобы не создавать поводов к недоверию и подозрениям, необходимо взаимное информирование касательно различных пастырских мероприятий, чтобы таким образом началось и развивалось сотрудничество между епископами и всеми должностными лицами наших Церквей.

23. История отношений между Православной Церковью и восточными католическими церквами отмечена преследованиями и страданиями. Каковы бы ни были эти страдания, и каковы бы ни были их причины, они не оправдывают никакого триумфализма: никто не может ими гордиться или извлекать из них аргументы, чтобы обвинять или очернять другую Церковь. Один Бог знает Своих истинных свидетелей. Каково бы ни было прошлое, оно должно быть предоставлено милосердию Божию, и все усилия Церквей должны быть направлены на то, чтобы сделать настоящее и будущее более соответствующим воле Христовой относительно тех, кто Ему принадлежит.

24. Нужно будет также — как с одной, так и с другой стороны, — чтобы епископы и все ответственные лица тщательно учитывали религиозную свободу верующих. Последние должны иметь возможность свободно высказывать свое мнение, когда их об этом спрашивают и когда они организовываются для этой цели. Религиозная свобода требует, особенно в конфликтных ситуациях, чтобы верующие могли сформулировать свои выбор и без давления со стороны решить, хотят ли они быть в общении с Церковью Православной или с Церковью Католической. Религиозная свобода была бы нарушена, если под прикрытием финансовой помощи заниматься привлечением верующих другой Церкви, обещая им, например, образование или материальные блага, отсутствующие в их собственной Церкви. В таком контексте желательно, чтобы социальная помощь, равно как и всякая филантропическая деятельность, были организуемы по взаимному согласию, чтобы избежать возникновения новых подозрений.

25. С другой стороны, необходимое уважение к свободе христианина — одному из наиболее драгоценных даров, полученных во Христе, — не должно становиться поводом к тому, чтобы без предварительного обсуждения с властями соответствующих Церквей осуществлять какие-либо пастырские мероприятия, касающиеся также верующих этих церквей. Следует не только исключить всякое давление, какого бы рода оно ни было, но уважение к совести, преображенной подлинным интересом веры, принять в качестве одного из руководящих принципов душепопечения для руководителей обеих Церквей и это должно стать для них предметом обсуждения (ср. Гал. 5, 13).

26. Вот почему следует стремиться к развитию открытого диалога, прежде всего, между теми, кто здесь, на земле, выполняет ответственные функции в Церкви. Руководители каждой из заинтересованных общин должны будут создать местные паритетные комиссии и использовать наличные средства для решения конкретных проблем и для применения найденных решений в истине и любви, в справедливости и мире. Если на местном уровне достигнуть такого согласия не удастся, то нужно будет поставить вопрос перед более высокими инстанциями, созданными в виде смешанных комиссий.

27. Недоброжелательство могло бы исчезнуть легче, если бы обе стороны осудили насилие там, где некоторые общины его осуществляют против общин Церкви-Сестры. Как этого требует в своем письме от 31 мая 1991 г. Его Святейшество Папа Иоанн Павел, нельзя никоим образом допускать любое насилие и любые виды давления, так как необходимо уважение к свободе совести. Руководителям общин было бы желательно помогать своим верующим в углублении послушания своей собственной Церкви и ее преданию и учить их избегать не только насилия, будь оно физическим, словесным или нравственным, но и всего, что может вести к недоброжелательности по отношению к другим христианам и к свидетельствованию против них, что было бы глумлением над делом спасения, которое состоит в примирении во Христе.

28. Вера в реальность таинств подразумевает, что всем литургическим последованиям других Церквей воздается уважение. Применение силы для того, чтобы завладеть местом богослужения, противоречит этому убеждению. Напротив, последнее требует, чтобы в известных случаях оказывали помощь другим Церквам в их богослужении, предоставляя свою собственную церковь в их распоряжение по соглашению, которое позволяло бы совершать богослужения по очереди в разное время в одном и том же здании. Более того, евангельская этика требует отказа от заявлений или действий, которые могут способствовать продлению конфликтного состояния и затруднить диалог. Разве не увещевает нас апостол Павел быть гостеприимными друг к другу, как Христос к нам, во славу Божию (ср. Рим. 15, 7).

29. Епископы и священники имеют долг перед Богом уважать ту власть, которую Дух Святой предал епископам и священникам другой Церкви и, по этой причине, избегать вмешательства в духовную жизнь верующих этой Церкви. Если сотрудничество становится необходимым для их блага, то в этом случае требуется, чтобы полномочные лица договорились между собой, установили для данного конкретного дела ясные основания, известные всем, и затем действовали свободно и открыто, уважая сакраментальную дисциплину другой Церкви.

В таком контексте, чтобы избежать всякого недоразумения и углубить доверие между Церквами, необходимо, чтобы католические и православные епископы одних и тех же территорий советовались друг с другом перед осуществлением таких католических пастырских мероприятий, которые предполагают создание новых структур в регионах, традиционно относящихся к юрисдикции Православной Церкви. Это необходимо для избежания дублирования пастырской деятельности, что могло бы быстро привести к опасности конкуренции или даже конфликта.

30. Чтобы подготовить будущее отношений между двумя Церквами, преодолевая отжившую екклисиологию возврата в Католическую Церковь, существовавшую вследствие той же проблемы, которой посвящен и настоящий документ, следует уделить особое внимание подготовке будущих священников и всех тех, кто каким-либо образом участвует в апостольской деятельности на тех территориях, где традиционно укоренена другая Церковь. Их образование должно быть объективным и положительным по отношению к другой Церкви. Прежде всего, все должны быть поставлены в известность о наличии апостольского преемства в другой Церкви и о подлинности ее сакраментальной жизни. Кроме того, всем должно быть предложено честное и полное изложение истории, ориентированное на согласованную или даже общую историографию обеих Церквей. Таким образом можно будет способствовать исчезновению предрассудков и избежать использования истории в полемических целях. Такое изложение поможет осознать, что ошибки разделения сказывались на обеих сторонах, нанося каждой из них глубокие раны.

31. Следует вспомнить совет Апостола Павла коринфянам (1 Кор. 7, 17) разрешать разногласия между христианами при помощи братского диалога, чтобы не допускать практического урегулирования возникающих между Церквами или местными общинами трудностей вмешательством светских властей. Это в особенности относится к обладанию или возвращению церковного имущества. Такие вопросы нельзя разрешать лишь на основе положения, бывшего в прошлом или опираясь только на общие юридические принципы, но необходимо также учитывать сложность нынешних условий пастырской работы и обстоятельств на местах.

32. Именно в таком духе можно будет совместно приступить к повторной евангелизации нашего секуляризованного мира. Нужно будет постараться предоставить средствам массовой информации объективные сведения, в особенности для религиозной печати, чтобы исключить сведения неточные или тенденциозные.

33. Необходимо, чтобы Церкви объединились для выражения благодарности и уважения к тем, кто претерпел преследование, пострадал, исповедал свою веру и свидетельствовал свою верность Церкви: известным и неизвестным, епископам, священникам и мирянам, православным, католикам восточным или латинским, и вообще всем христианам, без всякой дискриминации. Их страдания призывают нас к единству и к тому, чтобы, в свою очередь, дать совместное свидетельство и, тем самым, ответить на молитву Христа, «чтобы все стали едино, чтобы мир уверовал» (Ин. 17, 21).

34. Международная Смешанная комиссия по богословскому диалогу между Католической Церковью и Православной Церковью на своем пленарном заседании в Баламанде настойчиво рекомендует, чтобы эти практические меры были приняты в деятельности наших Церквей, в том числе католических восточных церквей, приглашенных принять участие в этом диалоге, который должен быть продолжен в необходимой для его успешного продвижения откровенной атмосфере вплоть до восстановления полного единства.

35. Исключаяа будущее, всякий прозелитизм и всякое стремление к экспансии католиков в ущерб Православной Церкви, комиссия надеется, что ей удалось устранить то препятствие, которое заставило некоторые автокефальные Церкви прервать свое участие в богословском диалоге, и что Православная Церковь сможет вновь быть полностью представленной для продолжения богословской работы, столь удачно начатой.

Баламанд (Ливан), 23 июня 1993 г.

 

 

 

 

1 «Христианское единство». 550 лет после Ферраро-Флорентийского собора (1439-1989). Разочарования, напряжения, перспективы. Научный конгресс // Ерiskepsis. – № 429. – С. 8.

2 Там же.

3 Там же. С. 8,

4 «Христианское единство». 550 лет после Ферраро-Флорентийского собора (1439-1989). Разочарования, напряжения, перспективы. Научный конгресс // Ерiskepsis. – № 429. – С. 10.

5 Восстановление взаимоотношений между Римско-Католической Церковью и Советским Союзом. Перспективы и проблемы // Ерiskepsis. – № 430. – С. 11.

6 Там же.

7Встреча Комиссии по православно-римско-ктолическому диалогу в Швейцарии // Ерiskepsis. – № 439. – С. 11.

8 Встреча Смешанной международной комиссии по богословскому диалогу между Римско-Католической Церковью и Православной Церковью, Фряйзинг, 6-15 июня 1990 // Ерiskepsis. – № 443. – С. 11-13.

9 В силу важности содержания этого документа, он приводится в Приложении 7.

10 Встреча смешанного координационного комитета по богословскому диалогу между Православной Церковью и Римско-Католической Церковью (Рим, 10-15 июня 1991). Коммюнике и текст комитета // Ерiskepsis. – № 464. – С. 6. См. Приложение 9.

11Встреча глав Поместных Православных Церквей (Фанар, 13-15 марта 1992) // Ерiskepsis. – № 477. – С. 2.

12Встреча глав Поместных Православных Церквей (Фанар, 13-15 марта 1992) // Ерiskepsis. – № 477. – С. 9.

13Встреча в Баламанде VII пленарная сессия Смешанной международной комиссии по богословскому диалогу между Православной Церковью и Римско-Католической Церковью // Ерiskepsis. – № 493. – С. 11.

14Там же. С. 11-12.

15Встреча Смешанной международной комиссии по богословскому диалогу между Римско-Католической Церковью и Православной Церковью, Фряйзинг, 6-15 июня 1990 // Ерiskepsis. – № 443. – С. 11-13.

16Встреча смешанного координационного комитета по богословскому диалогу между Православной Церковью и Римско-Католической Церковью (Рим, 10-15 июня 1991). Коммюнике и текст комитета // Ерiskepsis. – № 464. – С. 6-12.

17Филарет (Вахромеев), Митрополит Минский и Слуцкий. Митрополит Минский Филарет отвергает обвинения в адрес Московского Патриархата. // Портал Православиеу. Новости [Электронный ресурс]. – Режим доступа:http://www.pravoslavie.ru/news/17297.htm. – Дата доступа: 14.05.2010.

18Православно-католическая оценка декларации принятой в Баламанде. Консультация православно-католическая в Соединенных Штатах Америки //Istina. 1996. № 1. – С. 37, (фр.).

19Здесь и далее пункты документа указываются в соответствии с текстом, опубликованным на официальном сайте Ватикана: http://www.vatican.va/roman_curia/pontifical_councils/chrstuni /ch_orthodox_docs/rc_pc_chrstuni_doc_19930624_lebanon_fr.html и в информационном бюллетене Швейцарской епархии Вселенского Патриархата // Ерiskepsis. – № 496. – С. 16-22. Текст документа см. Приложение 10.

20VII пленарное заседание международной смешанной комиссии по богословскому диалогу между Римско-Католической и Православной Церквами (Богословская школа в Баламанде / Ливан, 17-24 июня 1993) // Ерiskepsis. – № 496. – С. 16-22.

21VII пленарное заседание международной смешанной комиссии по богословскому диалогу между Римско-Католической и Православной Церквами (Богословская школа в Баламанде/Ливан, 17-24 июня 1993) // Ерiskepsis. – № 496. – С. 16-22.

22 Украинская греко-католическая церковь (УГКЦ). // Портал Религия в Украине, справочник. [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://www.religion.in.ua/info/3727-ugkc.html. – Дата доступа 8.09.2010.

23 Петрушко, Владислав. Доклад на международной конференции «Русская цивилизация и Ватикан: неизбежен ли конфликт?» // Информационно-аналитическая служба Русская народная линия. [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://www.ruskline.ru/analitika /2010/02/08/papa_ioann_pavel_ii_i_ukrainskie_uniaty/– Дата доступа: 8.09.2010.

24 Шкапий, Ирина. УГКЦ освятит Патриарший собор в Киеве // Украинские национальные новости [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://www.unn.com.ua/ru/news/874204-ugkts-osvyatit-patriarshiy-sobor-v-kieve. – Дата доступа: 7.11.2012.

25В этом месте для уразумения контекста рассматриваемого документа можно обратить внимание на то, как сами униаты отреагировали и прокомментировали этот документ. К примеру, приведем слова кардинала Мирослава Ивана Любошевского, великого архиепископа Львовского, адресованные кардиналу Кассини: «Униатство как форма апостольской миссии является неприемлемым методом и моделью церковного единства. Здесь необходимо сделать разделение между методом и моделью, так как метод говорит о средствах к единству, в то время как модель единства относится к результату. Нельзя изменить исторические события и методы, использованные в прошлом, и сегодня униатство как средство к достижению единства Церкви должно быть отвергнуто как недостойное. Тем не менее, возможно изменить результат униатства – сами восточные католические церкви. Иными словами, возможно изменить модель церковного единства. Это подразумевает не только усилия со стороны восточных католических церквей для того, чтобы вновь открыть богословское и духовное наследие, как их к тому призывает Второй Ватиканский Собор, но также усилия со стороны Римской Кафедры для изменения канонических отношений между ним и восточными католическими церквями таким образом, чтобы они смогли стать приемлемой для православных моделью церковного единства». «Письмо кардинала Любошевского после конференции в Баламанде» // Istina. 1993. № 4. – С. 395-402. (фр.).

26 Интервью игумена Илариона (Алфеева) Разрыв или продолжение диалога? // Сайт митрополита Илариона (Алфеева) [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://hilarion.ru/2010/02/25/1018. – Дата доступа: 25.07.2012.

27 Иларион (Алфеев), митрополит Волоколамский Межхристианские отношения в 1990-2008 годах // Научный богословский портал «Богослову» [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://www.bogoslov.ru/text/512409.html. – Дата доступа: 25.07.2012.

28 Фидас, Власий. «Энциклика «Utunumsint» и перспективы богословского диалога между Православной Церковью и Римско-Католической Церковью» // Ерiskepsis. – № 569. – С. 18.

29 Униатcтво как метод объединения в прошлом и поиск полного общения в настоящем // ЖМП. 1997. № 12. – С 30-35.

30 Там же.

31 Там же.

32 Разрыв или продолжение диалога? Интервью игумена Илариона (Алфеева) // Сайт митрополита Илариона (Алфеева) [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://hilarion.ru/2010/02/25/1018. Дата доступа: 25.07.2012.

33 Николаев, А. Брест – Баламанд / «Примирение» — выпуск 1 — август 1997 // Вселенство – страница кафолического православия [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://vselenstvo.narod.ru/magazine/prim01/article04.htm. – Дата доступа: 26.07.12.

34 Декларация Епископов и настоятелей монашеских общин Восточных Католических Церквей Европы об экуменическом делании — Нирьедгаза (Венгрия), 5 июля 1997 года / «Примирение» — выпуск 2 — декабрь 1997 // Вселенство – страница кафолического православия [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://vselenstvo.narod.ru/magazine/prim02/article04.htm – Дата доступа: 26.07.2012.

35Парфентьев, Павел. Проблемы экуменического диалога / Портал храма святого апостола Андрея Первозванного Украинской Греко-Католической Церкви [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://www.cerkva.od.ua/index2.php?option=com_content&task=view&id=355&pop=1&page=0&Itemid =63. – Дата доступа: 26.07.2012.

36 Комментарии Библейско-Богословской комиссии к документам диалога между Русской Православной и Католической Церквами // ЖМП. 1997. №12. – С. 29.

37 Иларион, (Алфеев) игумен. Разрыв или продолжение диалога? / Портал митрополита Илариоана (Алфеева) [Электронный ресурс] Режим доступа: http://hilarion.ru/2010/02/25/1018. – Дата доступа: 24.10.2011.

38 Встрече Смешанной международной комиссии по богословскому диалогу между Римско-Католической Церковью и Православной Церковью // Ерiskepsis. – № 586. – С. 4.

39 Иларион, (Алфеев) игумен. Разрыв или продолжение диалога? / Портал митрополита Илариоана (Алфеева) [Электронный ресурс] Режим доступа: http://hilarion.ru/2010/02/25/1018. – Дата доступа: 24.10.2011.

40 Встрече Смешанной международной комиссии по богословскому диалогу между Римско-Католической Церковью и Православной Церковью // Ерiskepsis. – № 586. – С. 4.

41Встреча смешанного координационного комитета по богословскому диалогу между Православной Церковью и Римско-Католической Церковью (Рим, 10-15 июня 1991). Коммюнике // Ерiskepsis. – № 464. – С. 7.

42Встреча смешанного координационного комитета по богословскому диалогу между Православной Церковью и Римско-Католической Церковью (Рим, 10-15 июня 1991). Коммюнике и текст комитета // Ерiskepsis. – № 464. – С. 7-12.

43 «Униатство — устаревший метод объединенияи поиск полного общения в настоящее время»окумент принятый в ходе седьмого пленарного заседания Смешанной международной комиссии по богословскому диалогу между Православной Церковью и Римско-Католической Церковью в Баламанде (Ливан) 24 июня 1993 // Ерiskepsis. – № 496. – С. 16-22.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *