Intervyu



Tony (Тони) — Т

Jeff (Джефф) — Д

Francesco (Франческо) — Ф

Elvira (Эльвира) – Э

Видео «1» начиная с 34 секунды. Видео «11» — с 40 секунды.

Э: Рада снова вас приветствовать. Мой первый вопрос, конечно, о нашей стране. Ваши впечатления о России. Как проходит ваш тур? Уже было что-то интересное?

Т: Много всего интересного, на самом деле. Например, русская водка. Очень интересная.

Д: Атомный бункер.

Т: Атомный бункер, да. Мы играли вчера в атомном бункере, и это было реально круто!

Д: А еще осознание того, что Россия очень и очень большая! Мы уже очень много проехали по стране.

Т: Просто если посмотреть по карте. (показывает) Это Россия, мы проехали из этой точки в эту точку, расстояние получилось примерно вот таким, но это заняло у нас два дня. Ты понимаешь, насколько большая страна. Но, ты знаешь, ты вдруг понимаешь, как и находясь в любом другом месте, ты вдруг осознаешь, насколько сильной была пропаганда. Потому что мы приезжали в Россию в 1992 и мы играли на фестивале «Звезды белых ночей» в Санкт-Петербурге перед Зимним Дворцом, поэтому мы узнали немного России уже тогда. Но тогда мы не думали, что когда-то еще вернемся в Россию, мы были настолько взволнованы, увидев Питер, Москву, Красную Площадь. А потом поехали в другие города, увидели места, которые скорее всего никогда бы и не увидели. Но многие из моих особенно американских друзей задают один и тот же вопрос. Возвращаясь к тому, как работает этот самый механизм пропаганды. Все думают, что за пределами больших городов и столиц серость, все выглядит убого и жалко. На самом деле нет. По дороге из Москвы до Питера остаются McDonalds, Kentucky Fried ChickenВсе как и везде. Но люди просто превосходны! К нам так хорошо относятся везде! Они дарят нам подарки. Иногда даже очень странные. В Москве, например, мне подарили огромный кусок украинского сала и какой-то алкогольный напиток, приготовленный в домашних условиях. Я так и не попробовал ничего из этого, так как подумал, что могу умереть. Но это было очень мило. Нас принимают очень тепло, люди очень гостеприимные.

Э: Очень приятно это слышать, правда. Потому что бытует мнение, что русские люди не очень дружелюбные, никогда не улыбаются…

Т: Нет, это не так. Мы встречали много людей. Мы видели пожилых людей, которые не выглядели очень счастливыми, но, возможно, они просто были уставшие… Но, знаешь, такое и в Лондоне происходит. Если ты в Лондоне спрашиваешь, как пройти куда бы то ни было, ты можешь спросить человек 20, пока кто-то действительно не укажет тебе правильного направления. Все постоянно торопятся.

Э: Лондон – очень большой город, чтобы знать все направления…

Т: Да, он большой. Но встречая людей из разных точек России, понимаешь, что они готовы поделиться с тобой историей, частью своей малой родины. Например, вчера мы слушали историю про Чебоксары, а сегодня мы узнали про Казань, его замок (имеет в виду Кремль), мечеть… Это замечательно узнавать о таких новых вещах, о которых, возможно, мы бы никогда и не узнали.

Э: Я рада, что вам понравилось. Что касается вашего творчества. Как вы черпаете вдохновение и что вы чувствуете, работая над музыкой?

Д: Хороший вопрос. Для меня это постоянный процесс уже с давних пор. Иногда я просто иду в студию, беру свою гитару, иногда Тони присылает мне какой-то текст песни, чтобы писать музыку конкретно к тексу. Чтобы определиться с ритмом он может написать короткое сообщение типа «Judas Priest?». В общем, вот так и рождается музыка. Музыка – это то, что заставляет людей двигаться физически и эмоционально. Ты двигаешься, играешь, и иногда выходят песни, которые мне очень нравятся. Так же как я и писал песни для Venom. Они все в основе и сейчас, просто мы внесли что-то новое в творчество. Нам задают столько вопросов о том, что мы сделали. Как мы пришли к созданию Venom, как мы создавали музыку. Я не знаю. Мы просто сделали, что мы сделали. Большинство нашей музыки это наши произведения, созданные дома. Когда я впервые взял в руки гитару, чтобы посмотреть, что у меня получится, мне оказалось достаточным просто прикоснуться к ней. Для меня гитара всегда была инструментом для создания музыки, а не для того, чтобы показать, как быстро ты можешь перебирать пальцами. Это все ерунда! Миллионы людей заставляют тебя смотреть как они играют полную фигню на гитаре. После этого тебе нравится их песня, затем тебе нравится ее исполнитель. Некоторые из композиций, которые мы сегодня исполним, стоят немного в стороне от всего черного метала. Песни, которые продолжают слушать спустя огромное количество времени. Это показатель хорошей песни. Это что-то, что зарождается здесь (показывает), и что еще важнее – здесь (показывает). Когда мы исполняем Countess Bathory”, публика поет громче, чем группа. Поэтому вы, ребята, возможно, будете петь громче сегодня. Разными людьми песни воспринимаются по-разному. Нам с Тони часто задают вопрос о том, что скрывается за словами песен, и у нас есть ответный вопрос. Что это значит для тебя? Потому что, когда я пишу, слова в песне значат что-то определенное для меня, но ты интерпретируешь их по-своему. И это очень хорошо, потому что это делает данную композицию твоей песней. Это значит, что это мой подарок для тебя, что они значат что-то для тебя, а не для меня.

Э: Конечно, слова песни значат многое для меня, особенно когда они совпадают с моими чувствами в определенный период моей жизни. И не только слова, но и композиция в целом. Музыка, инструменты, сочетание которых создает эту музыку. Все может повлиять и оставить след в жизни…

Т: Да, ты права. Мои мысли не сильно отличаются от понимания музыки Джеффом. Когда Джефф создает что-то, он постоянно думает о публике. Он всегда думает о зрителях, что мы могли бы сделать то или это… Он создает музыку, постоянно думая о других людях. Именно так мы и выступаем, мы отдаем все, что у нас есть, когда мы на сцене, потому что это способ, при помощи которого мы общаемся с людьми. Поэтому, чем больше они могут присоединиться к выступлению, чем больше они могут петь, тем больше мы от них получаем, потому что их диалог — это песня, это блэк метал. В этом и заключается гениальность всего процесса. Ты высказала хорошую идею о том, что это музыка твоей жизни, музыка и слова песен… И это как раз то, чем оно являлось в 1980, в 82, или в 85, в 90… Когда люди слышат музыку, которая «разговаривает» с ними, это может быть период их жизни, когда они нуждаются в голосе. Конечно, все эти явления на сатаническую тему были достаточно шокирующими в то время. Venom как раз была такой группой. Главной целью было шокировать других музыкантов, панк-рокеров, Sex Pistols… Существует система, которая всегда тебя направляет, а когда ты остаешься самим собой, у тебя всегда есть право голоса, и ты хочешь изменить что-то, это уже на грани с антирелигией. Я не хочу показать неуважение ни к какой из существующих религий, ни к кому из верующих. Но если люди чувствуют и нуждаются в этом, то их религия это музыка. Metal Massiah это уже классика и религия. Потому что heavy metal это все Masaya! В любых формах. Начиная с Lay Boom Death и заканчивая Kiss. Это все значит многое для нас. Это наполняет нас энергией и воодушевляет. И каждое поколение строится на предшествующем ему. Поэтому здесь не существует понятия «времени». Например, музыка, сыгранная в начале 80-х, будет наполнять тебя такой же энергией сегодня, потому что она до сих пор «говорит» с людьми.

Д: Когда ты говорила, что определенная музыка влияет на конкретный период в твоей жизни… Сейчас я пишу книгу про Venom, про свою жизнь. И я попросил и наших фанатов сделать некий вклад в эту книгу, я посвятил им целую главу, которая вся посвящена фанатам. У меня есть действительно поразительные истории о людях, которые только открыли для себя нашу группу, о людях, которые, будучи тяжелобольными, слушают нашу музыку, и она помогает им отвлечься и немного отойти от реальности, забыться. Есть даже история о солдате, который выиграл битву, слушая нашу музыку. Это удивительно знать, что твоя музыка помогает. Каждый музыкант так или иначе пишет музыку дома или в студии. Все, что я написал, особенно в ранние годы, когда не было компьютеризированных систем для написания музыки, все было записано на кассету, которую потом брали с собой на репетицию. Осознание того, что ты дописал песню, записал ее, и она была выпущена, и это повлияло на людей и их жизни, удивительно. Конечно, у меня есть свои фавориты — Judas Priest. Но если я услышу песню JumpVan Halen, тотчас же я «возвращаюсь» на дорогу в Германии, когда мы ехали на концерт.

Э: Это как будто ты попадаешь в другую реальность, в другой мир.

Д: Да, музыка пробуждает наши воспоминания.

Т: Как запах или вкус. Ты можешь почувствовать какой-то аромат и понять, что он напоминает тебе о твоей бабушке или твоем дедушке, или попробовать что-то и понять, что вкус напоминает тебе о чем-то. Так же и музыка. Мы были в Японии, и наш японский не из лучших, также мы были в Южной Америке, наш бразильский португальский тоже не был хорош, сейчас мы в России, наш русский достаточно хорош, но все же… (смеется). Мы можем поехать в Италию, Грецию… Слава богу у нас есть свой переводчик для поездок в Италию. Мы можем поехать в любую точку мира, и люди будут пытаться общаться с нами, и мы будем пытаться общаться с людьми. Но мы можем сыграть только одну песню на сцене, и все люди, которые не могли сказать нам, что они хотели и которым мы не могли передать свои мысли, поют вместе с нами, все как один. Это и есть сила музыки. Она превосходит и передает все: политику, религию, язык, — все! И объединяет всех, как простых людей.

Д: Я всегда говорил, что музыка на планете Земля универсальный язык, который есть у каждого. Если я стою на концерте и рядом со мной немец и японец, мы не знаем языков друг друга, но мы можем посмотреть на сцену, друг на друга и улыбнуться.

Т: Каждый знает, что случится.

Д: Это универсальный язык. Это то, что объединяет людей тем способом, которым они и должны объединяться.

Э: И все действительно понимают друг друга.

Т: Моя дочь принесла мне свое домашнее задание, это был список из слова «Привет», написанного на разных языках. Там было около 30-40 языков. И это прекрасно, это то, как ты приветствуешь людей на каждом из этих языков. Но если бы я написал там «Элвис Пресли», мне не пришлось бы переводить. Каждый из этих стран сказал бы: О, Элвис! В этом и заключается сила музыки. Ты можешь не знать, как поздороваться на разных языках, но ты знаешь Элвиса Пресли, который и является воплощением музыки.

Д: Это как раз то, что мы говорим, прибыв в очередную страну: «Элвис Пресли» (смеется).

Э: Мой следующий вопрос касается вашего отношения к музыке и к тому, что вы делаете. Изменилось ли ваше восприятие метал музыки и отдача к ней, спустя годы? Т.е. вы так же относитесь к метал музыке, как и в 16-17 лет.

Д: Если честно, я чувствую, что могу создать намного больше сейчас, чем тогда. Музыка еще больше меня впечатляет. И одна из главных причин этого это то, что я работаю со своим лучшим другом. Мы с Тони дружим уже очень долго. И это не секрет, но мы никогда не ладили с парнями из Venom, которые были в составе группы первоначально, мы и сейчас не ладим. Поэтому создавать музыку в подобной атмосфере очень сложно. Создание нашего нового альбома, например, огромное удовольствие. Все складывается одно за другим, шаг за шагом. И это именно так, как и должно быть. Это все, что я делаю. У меня нет другой работы, я ничем больше не занимаюсь, кроме музыки. Я не могу представить свою жизнь без музыки. Это стиль жизни.

Т: Франческо, например, играет на ударных и даже преподает. И каждый раз, когда ты говоришь с ним, он как будто где-то в другой стране или в другом городе, играет. Это его стиль жизни. Он ударник нон-стоп. Мы говорили уже об этом и провели аналогию, что когда ты молод, тебе хочется играть в группе. Я снимался в нескольких фильмах, в ТВ-шоу и говорил с некоторыми известными актерами, которые говорили мне: «Вау, мне бы хотелось быть рок-звездой!». Они зарабатывают миллионы, получили свою популярность будучи актерами. Я был очень удивлен и предложил им поменяться (смеется). Люди хотят быть ближе к музыке. И если они не умеют играть, они пишут о ней, посещают концерты.

Э: Особенно когда слышишь живую музыку.

Т: Да, живая музыка – отличный способ, чтобы общаться. Например, у тебя может быть гитара и что-то в роде этого (показывает), ты можешь играть на гитаре, добавить ударные и спеть что-то, ты можешь создать что-то, после чего загрузить это в интернет, чтобы люди могли это послушать. В нашей молодости не было возможности так делать. Ты записывал все на кассету, потом отправлял демо-версию, это было своего рода нашей студией. Сейчас же, открыт доступ к самой разной технике, но мы продвинулись так далеко в цифровой эре, что люди используют записи даже во время выступлений в больших городах. Они используют цифровую технику. Почему бы им просто не поиграть самим? Например, сегодня, мне бы хотелось посмотреть на людей, которые услышат, как будет играть Франческо. В этом и заключается разница между настоящим музыкантом и тем, кто просто играет в группе. Это как разница между тем, что ты ешь что-то, что тебе приготовила твоя мама, а потом ты становишься шеф-поваром, потому что ты очень любишь ее еду. Ты становишься поваром – значит ты становишься профессионалом. Не всем суждено стать шеф-поварами, но всем очень нравится еда. Шеф-повар делает так, чтобы она понравилась другим. И я думаю, что ситуация с музыкой достаточно близка к этой.

Э: А что вы чувствуете, когда видите среди публики ваших фанатов самых разных возрастов, от подростков до взрослых?

Т: Нет-нет, только пожилых людей (улыбается)

Д: Дело в том, что с тех пор, как мы начали выступать в составе Mpire of Evil, мы дали уже больше 100 концертов. Мы были в Японии, Америке, Бразилии, во всей Европе, сейчас мы в России. Когда мы вернемся, мы планируем выступить на фестивале в Германии. И то, что мы делаем, что мы ездим по странам, дает нам возможность встречаться с нашими фанатами. И лично для меня это революция. Уже много лет люди говорят, что я «крестный отец» и создатель блэк метала и Venom.

Видео 2990

Т: Здесь должен быть Российский флаг.

Э: Ок, мы можем продолжить. Франческо, какие у тебя интересы помимо музыки?

Ф: Это достаточно трудно, потому что я всегда играю. Когда я засыпаю, я думаю, как бы я сыграл или как я играю. Музыка, инструменты – это моя жизнь. Когда я не играю, я люблю прогуляться, понаблюдать за людьми, чем они занимаются в своей повседневной жизни.

Э: Ты ведь из Италии? Что ты принес из итальянской музыки в эту группу?

Ф: Итальянская музыка, как и итальянский язык, немного странная. В ней очень много разных жанров. Итальянцы пытаются создать копию международной музыки, но у них ничего не получается. Когда ты говоришь итальянцу: «сделай так» (показывает), итальянец делает так (показывает). Поэтому у них получается абсолютно другой жанр. Лично для меня это самая яркая особенность итальянцев.

Э: А что касается вас? Ну, Джефф уже сказал, что его ничего не интересует, кроме музыки…

Д: Да, на самом деле музыка – это все, что я делаю. Сейчас я живу в Португалии, я больше не живу в Англии. Я постоянно пишу музыку. И не все, что я пишу, можно отнести к хэви метал.

Э: Ты также пишешь книгу, верно?

Д: Да, я пишу книгу. Но я также пишу много инструментальной музыки, играю на гитаре. Это все можно найти на моем сайте, люди покупают музыку за 1 евро, тем самым жертвуя деньги на приют для бездомных животных. Мы с моей девушкой пришли в приют и взяли маленького щеночка. Весь приют обеспечивает пожилая женщина, которая содержит там 125 собак. И я просто решил, что буду оплачивать 50%. Так или иначе моя жизнь это музыка и боевые искусства. Это в основном все, чем я занимаюсь. Я увлекся боевыми искусствами в 10 лет, потом появилась музыка. Это все обо мне.

Т: А я пишу книгу…

Д: Ты вырастил пони (смеется).

Т: Я вырастил маленьких пони. Очень маленьких, примерно вот таких (показывает). Я писал книгу под названием «Гарри Поттер», но он сказал мне, что кто-то уже написал это. (смеются) Я также снимаюсь, не так часто в настоящее время, как я снимался в фильмах и ТВ-шоу, работал в театре раньше. Я работал инженером, это была моя специализация. Это то, чем я занимаюсь, когда я не занимаюсь музыкой. В Лондоне я работал в королевском мюзикле, но шоу собирались закрывать, и мы решили создать это. Поэтому сейчас это все, чем я занимаюсь. Только музыка. Если появятся какие-то идеи, я подумаю над ними, но пока мы занимаемся только музыкой. Если говорить о свободном времени, у меня есть дочь, которой 13 лет, поэтому я не привык смотреть ничего по телевизору, если только это не американские программы для девочек, поэтому я хорошо разбираюсь в американских мыльных операх. Это то, что я смотрю в свободное время. Если я не занимаюсь музыкой, значит я смотрю что-то подобное.

Э: Как музыкантам, вам, должно быть, приходилось сталкиваться с разными трудностями в жизни. Какие принципы помогают вам их преодолеть?

Д: Упорство, обязательство, решительность, бесстрашие. Это все. Я знаю столько музыкантов, которые хотели бы стать рок-звездами, хотели бы выступать на сцене, но они не решаются сделать шаг. Дело в том, что есть одна вещь, которую ты должен сделать, будучи музыкантом, ты должен рискнуть, собрать группу и сделать это. Ты просто должен к этому стремиться. Потому что, когда случается так, что кто-то говорит: «ок, это автобус для турне, вот твой чемодан, вот твоя гитара, уезжай», и это то, как ты будешь жить в течение следующего месяца. Мы согласились на это. Многие не захотели бы так жить. Так много людей, которые застряли в своей собственной комнате, играют, загружают это в интернет, а потом все говорят: «вау, ты хороший музыкант!». Да, ты хороший музыкант. Тогда встань и сделай что-нибудь! Напиши песню, собери группу и сделай это! Если я могу это сделать…

Т: Процент людей, которые продолжают этим заниматься в течение всей своей жизни и которые добились успеха, достаточно мал. И те, кто добился этого, могут сказать: «я бы не советовал этого делать, потому что это сложно», потому что сложно добиться, но я, например, посоветовал бы любому, но ты должен это совершить, ты должен поверить в себя и ты должен знать, что это то, чем ты хочешь заниматься! Например, если ты видишь музыкантов, обсуждающих свои экзамены по компьютерным технологиям, ты задаешься вопросом: почему ты тогда занимаешься музыкой? Возможно, через 5-6 лет этот человек больше и не будет заниматься музыкой, он станет инженером.

Д: Потому что в основном это становится хобби для подобных людей. И это хорошо. В Англии есть люди, которые заканчивают работать в пятницу вечером, снимают костюм и галстук, надевают джинсовку, берут гитару и идут играть, мы называем их воины выходных. И это здорово! Если они этого действительно хотят. Это может быть единственным, что их спасает от работы.

Видео 2989. Начиная с 2.07. Обращение Мантаса

Д: Это для всех фанатов от меня лично. Я говорю это на каждом концерте, сейчас я хочу сказать это во время интервью, что вы могли пересматривать снова и снова. Никогда не забывайте, что вы, ребята, самая важная часть того, что мы называем музыкой. Без вас нас не существует. Не существует звукозаписывающих компаний, журналов, музыки. Вы являетесь жизнью и кислородом для музыки. За это я вам бесконечно благодарен. Спасибо большое за поддержку хэви метал и музыки, которую я создаю в течение последних 32 лет. Спасибо!

Видео 2992

Ф: Даже не знаю. Возможно, Rammstein.

Т: Я бы сказал, что для меня это California Jam, Deep Purple. Также Sabbath, классический Sabbath. Но а вообще это California Jam, это фантастика, да.

Э: Я вижу, что вы действительно наслаждаетесь тем, чем вы занимаетесь, и это очень здорово! Спасибо вам огромное за это интервью!

Т: Спасибо и вам! Жаль, что не все удалось заснять, но, несмотря на это, было просто очень приятно поговорить.

Т: Есть вещь, которая характерна для России – вы должны произносить тост каждый раз. И он должен быть конкретным и четким (смеется).

Ф: Я хочу записать также обращение итальянским группам. Потому что очень много итальянских групп, которые играли с нами.

Большой привет всем итальянским группам! (Названия групп)

Ну и, наверное, все.

Д: Могу я сказать одну вещь? Caparison Guitars лучшие гитары в мире! Я вам гарантирую.

Т: Спасибо большое!

Видео 2991

Д: … Когда я бросил школу. А я бросил школу в 16 лет. Я бросил все, так и не сдав экзамены. Я не хотел там находиться, я бунтовал против всего. Я ушел из школы, когда мне было 16 днем в пятницу. А уже утром в субботу я начал работать. Я работал на своего дядю и занимался всем, что могло бы помочь мне заработать. Заработать, чтобы я мог купить себе новую гитару. Чтобы я мог репетировать. Это было тем, к чему я стремился, это было моей целью.

Т: Люди спрашивают обычно: «Зачем тебе еще одна гитара? У тебя уже есть гитара» Да вы просто не понимаете…

Д: Моя девушка спрашивает меня: «Зачем тебе так много гитар?», на что я ей отвечаю: «Зачем тебе так много пар туфель?» (смеются)

Т: Мне кажется, если вы порежете нам вены, вместо крови у нас польется музыка. В этом вся разница. Некоторые могут порезаться и польется кровь, а у других – музыка, вера. Вот и все. Мы не можем делать ничего таким же образом, как мы можем создавать музыку.

Э: Ок, мы узнали про ваши интересы. А что вам нравится из современной музыки?

Д: Из современной музыки? Хороший вопрос.

Т: Ты имеешь в виду любую музыку или именно метал?

Э: Абсолютно любую.

Т: Я могу назвать себя эклектиком . Эклектизм означает, что я могу слушать все подряд. Любая, абсолютно любая музыка. Я бы сказал от Ed Sheeran до Adèle, Coldplay. Прекрасная песня всегда прекрасна! Когда я был молод, я слушал только что-то конкретное, все остальное не существовало, потому что ты молод и ты еще слеп. Но когда ты погружаешься в музыку, ты обнаруживаешь для себя блэк метал, классику, инструментальную музыку. Музыка предстает перед тобой во всей красе. Я думаю, сейчас достаточно плодотворное время для музыки.

Э: Вы общаетесь с другими музыкантами?

Т: Франческо, я думаю. Ответит на этот вопрос. С какими группами ты общаешься? Известными и не очень. Он сам находится в большинстве из этих групп.

Ф: Мне очень нравится Leprous с их авангардным металом из Норвегии.

Д: Ребята из Metallica, Machine Head

Т: Мы путешествуем по новым местам, но черпаем что-то новое, например, от Machine Head, встречаем новых людей .и, оказывается, что это огромное общество. Как, например, он был ребенком, когда первая группа, которую он увидел, была Venom, ему было 16-17 лет. Поэтому во время концертов они встречают своих героев. Также было и с Metallica. Потому что когда ты встречаешь человека на улице это уже совсем другое. Я снимал видео, после чего опустил камеру и сказал «спасибо большое», у меня спросили знакомы ли мы, я сказал «да», и мы начали разговаривать, это было превосходно! Он поинтересовался, зачем я снимаю, ведь я мог просто позвонить ему и прийти на концерт бесплатно. Это здорово, это общий коллектив, и кажется, что мир музыки вот настолько большой, на самом деле нет. Каждый может обратиться к любому, все очень отзывчивые.

Э: А с кем из других музыкантов вы хотели бы выступить?

Д: Judas Priest.

Т: На самом деле уже был случай. Когда мы записывали первый альбом. Там был трек под названием Devil. И мы просто подумали, если бы только мы могли записать ее с Робом Хэлфордом. Мы искали способы, чтобы сделать это, и на мгновение казалось, что получится, потому что ему действительно понравилась песня, тогда мы начали писать песню специально для Masaya. Но ничего не вышло из-за его администрации. Если бы у нас получилось провернуть нечто подобное… Но для меня это был бы Lemmy. Я уже давно хотел бы оказаться с ним на одной сцене. Это было бы здорово! Просто спеть вместе было бы чертовски круто!

Э: В прошлом году в России были сорваны концерты рок-групп религиозными и политическими активистами…

Т: Я думаю, все это ерунда. Они не понимают, как ты уже говорила раньше. Взрослые, католики или что угодно, что является достаточно категоричным религиозным течением, имеют свои границы.

Э: Также ли это в Европе?

Д: Я думаю, это более распространенная вещь в Америке.

Т: Да, да, там это более распространено. Там больше контроля, всяких общественных движений…

Д: Дело в том, что… Знаешь, для меня музыка достаточно целенаправленна. Особенно хэви метал. Все, кто настолько привержены этому, должны помнить, что на свете миллионы людей, которые слушают эту музыку и любят ее. Они приходят на концерты, чтобы освободиться от чего-то, избавиться. Вот и все. Любая группа, музыка которых «проникает» в их фанатов и заставляет вести себя агрессивно, совершать что-то плохое, не заслуживает места на сцене.

Т: Таких групп много. Групп, которые «учат» тебя вести себя таким образом. Но на самом деле это не так. Это скорее что-то театральное. Чтобы заставить тебя бояться, почувствовать страх. Я и сам в более ранние годы вел себя достаточно агрессивно на сцене. И когда меня спрашивали, почему я настолько агрессивен, я отвечал, что публика хочет, чтобы я вел себя подобным образом. Этот тот самый момент освобождения. И они могли подойти ко мне ударить меня, пнуть, плюнуть в меня, что угодно. Если они не будут делать этого на концертах, они сделают это в обычной жизни, просто на улице подойдут к какой-нибудь старушке, ударят ее, заберут сумку и просто пойдут домой, потому что они не будут больше чувствовать в себе агрессию. Вот почему все это. Собраться вместе, выпустить всю энергию, которая накопилась и почувствовать себя счастливым. Я понимаю все, что связано с религиозной тематикой, но они не видят главного. Если ты спросишь у кого-то, верит ли он в Бога, окажется, что он прикован как собака и отзывается на все команды. Конечно, он скажет да. Это все еретично… Перестаньте говорить нам, что мы должны, позвольте нам самим выбирать. Это как когда подросток говорит, чтобы взрослый отвалил от него, когда тот указывает ему что делать и что не делать. Это просто голос. И я думаю, они так и не согласуют ничего между собой. Никто, кто мог видел Cannibal Corpse или покупал их пластинки, не смог бы увидеть имеют ли они права этого голоса. Это запрещено, но это должно быть свободным. Я думаю, это было позорно.

Э: И как вы думаете, что произойдет с металом после того, как легендарные группы с историческим значением покинут сцену?

Д: Это очень хороший вопрос, потому что, на самом деле, таковых уже не много. Групп очень много, но нет таких, которые могли бы прийти на место Judas Priest или Lemmy. Я отношу себя к музыке 80-х, когда рок-звезды были РОК-ЗВЕЗДАМИ, они были неприкасаемы, недостижимы. Мне кажется, мы несколько потеряли эту неприкасаемость, что мне нравится в некоторой степени. Когда я впервые увидел Judas Priest в 1979 году, я помню этих пятерых парней на сцене, они были богами, это было что-то невероятное. Я не мог представить их идущими в магазин покупать еду (смеется), было интересно, чем они занимаются. Но надо понимать, что они люди, как и все мы. Это как мы уже говорили, когда фанаты встречают нас «О, Боже! О, Боже!»… да, но я такой же как ты, смотри… Но, что будет в тот день, когда этих групп не станет… Это очень хороший вопрос, что будет дальше, потому что я не вижу ни одну группу, которая имеет такой же статус «королевского рока»

Э: Это будущее, которое вы видите для метала, а какое будущее вы предскажете для MPire of Evil?

Д: Мы будем рок-звездами! (смеется) Остальные уйдут, а у меня будет работа!

Т: Когда мы только начинали, были некоторые проблемы с Venom, был своего рода коллапс, крушение, связанное с политикой, было достаточно сложно работать. Но мы постоянно работали и отдалились от подобных вещей, и идея создать MPire of Evil основывалась на двух вещах для меня лично. Мы сделаем это, а нам 100% надо было это сделать, потому что это было достаточно легко, мы были «звездами в игре». И потом, наш возраст. Мне больше не 16-17 или 20 лет. Прошлой ночью я спал на полу, Джефф спал всего два часа, мы не завтракали, мы не спали достаточное количество времени. Для 20летнего парня это все просто, выпил 20 банок пива и все нормально, но для не для нас. Для нас это было как «оо, я хочу в душ!» (смеются). Но, ты знаешь, на что ты идешь, потому что подобное уже было раньше. Это как будто ты передаешь испытание кому-то другому. Это как раз то, как я чувствую и вижу, что MPire это не отдельные песни, а целая коллекция произведений. С частичкой AC/DC, More и еще чем угодно. У нас нет отдельных групп блэк метал или хардкор, мы все представляем одно и то же, просто разделились по небольшим группам. И если мы можем передать все это молодому поколению, дерзайте! Становитесь новыми Deep Purple, становитесь новыми Ronnie James Dio. Один из парней, которые будут играть сегодня, отличный гитарист, например, прошлой ночью на концерте был превосходный исполнитель, которого можно назвать будущим музыки. Это то, что мы хотим донести. Мы смогли сделать, значит и вы сможете, просто поверьте в то, что вы сможете. И все случится.

Д: Просто если ты решителен и имеешь все, чтобы воплотить мечту в жизнь, ничего этому препятствовать не будет. Например, ты представляешь себя на этой сцене, ты создаешь свою судьбу сам, просто отпускаешь свои мысли во вселенную.

Э: Мы сами выбираем свой путь.

Т: Например, возьмем тебя. Ты думаешь, оу, я никогда не была в Лондоне, хотелось бы мне побывать в Лондоне. Почему ты все еще не была в Лондоне? Потому что…

Э: На самом деле, много причин, почему я все еще не побывала в Лондоне

Т: Да, но нет ни одной реальной причины, почему ты еще не посетила этот город. Ты думаешь о многих вещах, которые якобы не позволили тебе туда выехать. Я очень хотел приехать в Россию снова, и вот я здесь. Я хотел поехать в Америку, и я съездил. Я всегда мечтал записать свои песни, чтобы как-то раз просматривать диски и обнаружить свой собственный, и я это сделал. Когда я работал в театре, я думал, было бы здорово быть на сцене и действительно делать что-то стоящее, и я это сделал, я думал, было бы клево сняться в фильме, и я снялся. Это прогрессия того, о чем мы думаем и кем себя представляем. Это как заниматься боевыми искусствами и в итоге стать мастером. Поэтому если ты хочешь в Лондон, то просто поезжай.

Д: Есть одна вещь. В конце дня, как в конце своей жизни, когда ты сидишь или лежишь на своей кровати и ждешь, чтобы уйти, все, что ты можешь сказать себе: жаль, что я не сделал этого или того (Т: Никогда!), интересно, а чтобы случилось, если бы я поступил иначе (Т: Нет!). Никаких сожалений не должно быть! Единственное, о чем можно жалеть, это о вещах, которые ты не сделал и даже не попытался сделать. И также запомни, что нет такого понятия, как неудача. Неудача – это миф. Только Вселенная может решить, что ты выбрал неверный способ, что ты должен попробовать что-то другое.

Т: И ставь перед собой логичные, четкие цели. Я хочу заниматься музыкой – занимайся музыкой. И когда ты думаешь «да, я не такой известный как Metallica», задумайся, хотел ли ты стать известным? Вернись и посмотри на поставленные цели. Что ты сказал? Ты не сказал, что хочешь быть таким же известным, как Metallica, ты сказал, что хочешь заниматься музыкой.

Д: Будь конкретнее.

Т: Будь конкретнее. Это именно то, почему ты живешь.

Д: Будь как вода! Вода может крушить… (смеются)

Т: Это правда. Прежде всего ты должен быть уверен, что ставишь перед собой цель, которую ты можешь добиться. В этом и заключается успех. К тому времени, как у тебя появятся твои записи, или что угодно, ты поедешь в Лондон, например. Вот и все. Что случится после? Ты захочешь поехать в Нью-Йорк, в Милан, в Париж, а потом ты просто продолжаешь ставить перед собой цели. Ты можешь добиться одной цели и снова поставить перед собой уже новую. Продолжай двигаться вперед всегда. Но ты обязательно должен поверить в то, что ты действительно хочешь этого.

Д: Твое единственное препятствие – это то, что ты ограничиваешь сам себя.

Т: Да, то, что ты останавливаешь себя, говоря себе, я не могу, потому что… потому что ничего (улыбается).

Д: Следующий вопрос (смеются).

Э: Да, как раз вопрос, который я пропустила. Какая ваша любимая песня из собственного репертуара?

Т: Песня Mpire of Evil? Франческо, какую тебе больше всего нравится исполнять?

Ф: Hellspawn и Metal Messiah.

Д: Я бы выбрал Wake Up Dead, Devil.

Т: Да, мне нравятся эти. Некоторые песни мы не играли в живую. У нас есть песня The 8th Gate, которая вышла вслед за песне Venom 7 Gates of Hell. И мне очень нравится эта песня! Но мы еще не исполняли ее в живую. Мне бы хотелось однажды. Да, у нас множество вариантов разных песен. Все, что мы пытаемся сделать, это писать не в одном жанре, поэтому некоторые получаются классическими, некоторые – олдскульными… Это как раз то, о чем мы говорили, общение. Не зацикливайся на одной вещи, пробуй вариации, будь повсюду

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *