Ira_Kurtsevich о Артеме Перлике и сказках



УДК 82-343.4

СКАЗОЧНОЕ ТВОРЧЕСТВО АРТЕМА ПЕРЛИКА В КОНТЕКСТЕ МИФОЛОГИЗАЦИИ СОВРЕМЕННОЙ КУЛЬТУРЫ

Ирина Курцевич

II курс ОУ магистр

Донецкий национальный университет

Донецк, ДНР

e-mail: [email protected]

 

Актуальность данного исследования заключается в растущей популярности и модернизации волшебной сказки. Главная причина привлекательности этого жанра – особый язык и система образов, позволяющие в наглядной и эффектной форме изложить идеи, которые требуют сложных, философски окрашенных рассуждений. Как отмечает Е. В. Белогубова, «авторская волшебная сказка генетически восходит к сказке народной, от которой, в свою очередь, остается небольшой шаг до мифа» [1, c. 23]. Современный миф, в свою очередь, обладает культурной глубиной, вместе с тем ему присуща иконическая образность, символичность событий и ситуаций, являющихся своеобразной параллелью действительности. По мнению А. К. Макарова современный миф предстает как «иллюзорное отражение реальности» [3, c. 20]. Однако, подобная иллюзия – не обман, а особый мир вымысла, задающий определенную систему ценностей.

Феномен волшебной сказки получил теоретическую разработку в трудах В. Я. Проппа «Морфология сказки» (где исследователь дал синхронное описание структуры сказки на уровне сюжета), а также «Исторические корни волшебной сказки (где представлено диахроническое описание сказки в генетико-историческом плане). Для понимания закономерностей художественного мира волшебной сказки определяющей является статья ДмЛихачева «Внутренний мир художественного произведения», в которой исследователь говорит о том, что в мире волшебной сказки действует особый закон – «малое сопротивление среды» [2, c. 79]. Именно этому закону подчиняется движение сказочного сюжета.

Еще одним аспектом актуальности нашей темы является обращение к сказочному творчеству Артема Перлика – современного донецкого сказочника, поэта и писателя. Целью работы является анализ сказочных произведений Артема Перлика, в которых происходит не только возрождение и трансформация законов волшебной сказки, но и попытка построения нового, антиурбанистического мифа.

Артем Перлик – донецкий Андерсен несет в своих сказках радость и надежду, показывая читателям, что реальная жизнь подчас живет по законам сказки, наполненной светом и добротой, волшебством и верой в чудо. Музыка мира, таинственный лес как дверь в иное существование, творчество, слёзы пробуждающейся души – все это составляющие авторского мифа, направленного на утверждение человечности в ситуации растущей агрессивности и дегуманизации культуры.

Среди множества произведений Артема Перлика наиболее интересными для нас представляются сказки с мифотворческой интенцией, такие как «Остановка», «Всего одна минута», «Последний лес».

Остановимся подробнее на анализе одной из них – сказке «Последний лес».

В данном произведении Артема Перлика можно увидеть те специфические черты, которые, по мнению Д. С. Лихачева, свойственны внутреннему миру волшебной сказки. Как уже отмечалось, одной из основных характеристик внутреннего мира сказки по мнению Д. С.  Лихачева является «малое сопротивление в ней материальной среды» [2, c. 79]. Этот закон определяет и особенности художественного пространства, и специфику художественного времени, и особенности построения сюжета и всей системы образов.

В сказке «Последний лес» действие развертывается в особом пространстве. Это лес, куда приезжает героиня Элиссон Гросс с целью привести это пространство в соответствие с экологическими планами и установками транснациональных корпораций. Последний сохранившийся на Земле лес представляет собой альтернативный цивилизации мир. В сказке неоднократно подчеркивается его стихийная жизненность: лес «… был вызывающе бесформен и атипичен. Всё в нём росло, цвело и жило, где хотело, а не там, где мудро рассудили люди…». Этот лес назван «дверью и дорогой» к настоящей духовной родине каждого человека.

Герои, попадая в лесное пространство, перемещаются и в особое время, но это не прошлое и не будущее, а момент, заставляющий грустить и плакать от звучащей в сердце музыки. Именно в этот миг человек как бы рождается в настоящий, «лесной», не «прогрессивный», а домашний человеческий мир, сам при этом становясь творцом.

В сказке и время, и пространство, и социальные отношения направлены на достижение героем поставленной цели. Это положение Д. С. Лихачева в сказке «Последний лес» может быть осмыслено двояко. Цель Элиссонпревратить лес в гигантский склад растущей древесины, упорядочить его во имя цивилизации, порядка и утверждения мировых стандартов. Героиня не останавливается в достижении этой цели ни перед чем, вплоть до использования напалма как современного средства ведения войны. Но одновременно с Элиссон в сказке действует еще одна героиня – сияющая серебристым светом лесная дева. Она так же активна, как и ее соперница: дева является людям, пришедшим уничтожить лес, и заставляет их плакать. Даже когда лес уничтожен, «пространство» лесной девы продолжает существовать как «пороговое» пространство, дверь в иной мир. Оно может быть локализовано в цветочном горшке и в любой иной точке, где под воздействием красоты просыпается человеческая душа. Время лесной девы несоизмеримо с теми шестью месяцами, которые были отведены Элиссон для «облагораживания» леса. Ее «хронос» – необозримое будущее, когда тоска о месте, куда ведёт последний лес, «пробудится у детей» Элиссон.

В сказке нет места психологической инерции, ее герой не знает колебаний. Так Элиссон без длительных раздумий принимает решение сжечь лес со всем, что в нем находится. Подобным же образом лесная дева является в «мобильную штаб-палатку» Элисон в ту же ночь, когда Элиссон говорит, что хочет ее увидеть.

В сказке дает себя знать не инерция среды, а силы наступательные и при этом главным образом «духовные»: идет борьба сообразительности, борьба намерений, волшебных сил колдовства. В борьбе Элиссон и лесной девы олицетворено столкновение губительных сил цивилизации и одухотворенной творчеством природы. Это столкновение лишь внешне заканчивается победой «цивилизации». Колдовство волшебной девы – в ее мнимом поражении. Как и лес, ее чары неуничтожимы, их действие распространяется на всех и во все времена.

Финал сказки заключается в неудаче главного героя – это «результат его ошибки и непослушания» [2, c. 81]. В данном случае финал сказки соотносим с тем ощущением роковой ошибки, какой при встрече с лесной девой представляется Элиссон ее собственная жизнь. Это ощущение лишь мимолетно, оно не останавливает героиню, отдающую приказ выжечь лес до основания. Трагическая ошибка Элиссон найдет осознание не в ней самой, а в ее детях.

Представленный анализ позволяет говорить о трансформации структурных моделей волшебной сказки. Трансформация эта отражает философскую установку сказочника на создание мифа о музыке природы, о душе последнего леса, прорастающей, подобно растению, в сердце каждого насильно цивилизованного человека. Таким образом, современный донецкий сказочник создает у читателей особую систему ценностей. Это не просто установка на любовь к природе и отказ от стандартизации жизни. Это магически воздействующий текст о зовущей родине и доме, обретаемых человеком там, где всходит росток его души.

 

Литература

1. Белогубова Е. В. Мифологическая онтология современной волшебной сказки / Е. В. Белогубова // Известия Волгоградского государственного педагогического университета. 2011. №3. С. 22-25.

2. Лихачев Д. С. Внутренний мир художественного произведения / Д. С. Лихачев // Вопросы литературы. 1968. № 8. С. 74-87.

3. Макарова А. К. Мифология как способ бытия современного общества : автореф. диссерт. на соискание ученой степени кандидата философских наук / А. К. Макарова. Магнитогорск : типография МаГУ, 2007. 19 с.

4. Перлик А. Песни сказочника. Сборник поэзии и прозы / А. Перлик. – Донецк : цифровая типография, 2017. – 414 с.

 

Аннотация

Статья посвящена анализу современных трансформаций волшебной сказки в творчестве донецкого писателя Артема Перлика. В сказке «Последний лес» отмечена тенденция создания авторского мифа, составляющими которого являются музыка, творчество, природа.

 

Ключевые слова: авторская сказка, Артем Перлик, волшебная сказка, время, мифологизация, миф, пространство.

 

Summary

The article is devoted to analysis of modern transformations of the magic fairy tale in works of the Donetsk writer Artem Perlik. In the fairy tale “Last Wood” the tendency of creation of the author’s myth which components are music, creativity, the nature is noted.

Keywords: author’s fairy tale, Artem Perlik, magic fairy tale, time, mythologization, myth, space.

 

 

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *